Отличный сайт о художниках: http://stoicka.ru/.Самые знаменитые художники России

 
 

Леонардо ди сер Пьеро да Винчи

Федор Александрович Васильев

Художник Василий Васильевич Верещагин

Питер Брейгель

Питер Брейгель старший, по прозвищу «Мужицкий» был, пожалуй, наиболее значимым и волнительным художником в Северной Европе в середине шестнадцатого века, во всех картинах которого есть некоторое повествовательное содержание.

 

Биография величайшего Фламандского живописца XVI века Питера Брейгеля (1525/1530 — 1569) не насыщенна яркими впечатляющими внешними событиями. Ее даже можно считать самой обыденной для человека своего времени. В «Книге о художниках» , изданной в Амстердаме в 1604, писателя и художника из Западной Фландрии Карела ван Мандера, Брейгель старший был учеником ведущего Антверпенского художника Питера Кука Ван Альста, открывший мастерскую в Брюсселе. Кука был не только художником, но и скульптором, архитектором и дизайнером, ставший впоследствии придворным художником у Карла V. В 1563 году Питер Брейгель старший женится на его семнадцатилетней дочери - Майкен Кук, подарившая Брейгелю двух сыновей, которые продолжили его дело.

В 1551/1552, Брейгель отправился в путешествие в Италию. Из нескольких сохранившихся Питера Брейгеля картин, рисунков, офортов, можно полагать, что он путешествовал и за пределами Неаполя, Сицилии, Палермо, и что в 1553 году он некоторое время жил в Риме, где работал со знаменитым художником - миниатюристом Джулио Кловио. Кловио принадлежало несколько картин и рисунков Брейгеля, а также миниатюры, проделанные двумя художниками совместно. В 1553 году, в Риме, Брейгель создал свою подписанную и датированную картину «Пейзаж со Христом и апостолами на Тивериадском озере».

Пейзаж со Христом и апостолами на Тивериадском озере. 1553. Дерево, масло.

С 1556, он сосредоточился, на сатирических, дидактических, и нравоучительных темах Иеронима Босха, чьи работы были очень популярны в то время. Вскоре Брейгель нашел способ выразить свои идеи в совсем другой манере. Он начал рисовать лес сельской местности, затем перешел к образам Фламандской деревни, и, в 1562 году, к улочкам с воротами и башнями Амстердама.

Его интенсивная творческая жизнь с насыщенными глубокими впечатлениями от всего того, на что был обращен взгляд Брейгеля: природа, наблюдения окружающего мира, жизнь людей, их манеры повседневного быта и религиозной жизни, явления смерти и времени в его стремительном, быстротечном потоке.

Именно эта, свойственная Брейгелю особенность видения и осмысления обычных, будничных вещей и событий делает повествование о них в значимую картину. Казалось бы, единичное событие становится событием, выходящим за пределы своего времени. Таковы произведения Брейгеля, выраставшие до масштаба апокалипсических явлений, содержавших в себе не только живописную образность, но и своеобразный литературный подтекст. Как, например, «Падение Ангелов».

Падение мятежных Ангелов. 1562. Дерево, масло.

В романе Хемингуэя «Острова в океане» владелец корчмы предлагает художнику Томасу Хадсону изобразить на картине апокалипсис «в натуральную величину». Для современного художника такая тема совершенно исключает здравый смысл. Как он, крупинка песка в человеческом мире, может взять на себя смелость осмыслить судьбу всего живого на Земле, и герой сюжета отвечает: «Был человек по имени Босх, вот он прекрасно рисовал вещи в таком роде». Босх оказал сильное влияние на творчество Питера; человек, проявивший смелость создать на холсте «в натуральную величину» не только ад, но и сотворение мира.

Апокалипсис - это одна из сложнейших тем в мировой культуре. Это видение конца всего живого и мира, который открылся святому Иоанну Богослову на острове Патмос, записанное его учеником Прохором столь образно и ярко. Однако между записанным Словом и зримым его воплощением возникает огромная, во многом непреодолимая дистанция. Слово конкретнее, описательнее, хотя и смысл его умышленно завуалирован в силу непостижимости значения таящегося в нем сверхсмысла. Картины Апокалипсиса развертываются во времени, что делает невозможным иллюстративный метод его воспроизведения.

Питер Брейгель хорошо понимал недостижимость передачи средствами живописи всю фантасмагорию сюжета, поэтому сама тема конца света у него отсутствует, однако все его искусство пронизано предчувствием, ожиданием надвигающейся катастрофы. Следует всегда помнить, что дух не может быть носителем сюжета.

Любой настоящий художник в первую очередь является мыслителем, философом, видящим не только конкретнозримый мир, но и то, что скрыто за его обозримой реальностью. С древних времен и по настоящее время художник стремится проникнуть за пределы бытия и осмыслить все то, что скрыто за ним. Отдельные стороны его сущности могут быть познаны в откровении, но откровения посылаются лишь избранникам и могут проявиться в кратковременных видениях, концентрирующих в себе яркую, большей частью фантасмагоричную картину мира. В ней сходятся события настоящего и будущего, пророчества о грядущем, которые люди не видят и не хотят замечать. Подобного рода озарения часто несут в себе образы катастрофических явлений, когда прорывается мировое зло, вторгаясь в человеческую беспечность, как «Триумф смерти».

Триумф смерти. Около 1562. Дерево, масло.

Это сцены Апокалипсиса, пророчествующие языком иносказания. Этот язык создает картины мира, развивающиеся во времени, но передать их живописными средствами значительно сложнее — ибо здесь художник должен совместить разновременные пласты и ввести их в реальные картины бытия. Все события переносятся в мифологическое пространство и время, где мифологическое является синонимом апокалипсического.

«Избиение младенцев в Вифлееме» — Брейгель переносит действие в заснеженный ландшафт Фландрии — условное место, но сущность человеческой жестокости остается вне зависимости от того, где развертывается данная сцена.

Избиение младенцев в Вифлееме. Около 1565–1567. Дерево, масло.

Миф — это реальность, но выраженная в иносказательной форме. Сюжетной последовательности сцен у Брейгеля не наблюдается. Он пользуется приемом кадрировки построения композиции, где каждая деталь может быть рассмотрена и в общей последовательности, и вместе с тем являться вполне самостоятельным единством, несущим определенную смысловую нагрузку.

Брейгель в своих произведениях использует язык символов: пламенеющее зарево огня — символ разрушения, всепоглощающей, безудержной, неуемной стихии, — заполняющее собой все небесное пространство, как в картине «Безумная Грета»: засохшие, безлистные деревья, опаленные огнем, — олицетворение падшего человека, а плотская нечистота, символизируемая наличием музыкальных инструментов, — воплощение мужской и женской греховности. Язык символов у П. Брейгеля восходит к истокам символики Босха, а еще раньше был известен по народным пословицам и поговоркам.

Новый этап в творчестве Брейгеля открывает картина «Битва Поста и Масленицы».

Битва Поста и Масленицы. 1559. Дерево, масло.

Площадь маленького фламандского городка из этой картины - нельзя назвать просто бытовой зарисовкой и сопоставлением принципов религиозности и вседозволенности. Это воплощение человеческих пороков суетного мира, измельчавшего бытия. Вся картина изобилует дробным движением, порой бессмысленным. Площадь городка, олицетворяющего своего рода микрокосмос, кишит мелкими, суетящимися фигурками: среди них нищие, гуляки, монахи, торговки, ряженые, скрывающие свое существо под шутовским колпаком.

Здесь нет ничего неподвижного - люди снуют между домами, выходят из дверей, выглядывают из окон, оживленно жестикулируют, размахивая руками, что-то предлагая друг другу. Это кажущееся веселье захватывает собой все, выплескивая на первый план человеческое ничтожество. Если в ранних работах Питера Брейгеля пейзажные фоны, вечные в своей незыблемости, противостояли людям, то здесь художник, в противовес космической необъятности мира, изображает шумную, бурлящую стихию другой временной космической реальности человеческого общества. С точки зрения живописного решения Брейгель находит в этой картине яркий, пестрый колорит. Его персонажи столь же занятны, сколь и ничтожны, столь жизненны, сколь и гротескны. Художник порой - сглаживает различие между человеческим лицом и карнавальной маской шута. Размышления над этой картиной заставляет задуматься о ее смысле: что это - феерия празднества или гротеск? На чьей стороне оказывается зритель? Ничтожные формы существования, в которые художник облекает этот измельчавший мир, вместе с тем благодаря живописным качествам картины обладают своей притягательной силой. Радость земного бытия, кратковременная и несвоевременная, выплескивается здесь без осуждения со стороны художника. Упоение моментом преподносится в шутливой форме без осуждения. Картину можно уподобить гигантским театральным подмосткам, где разыгрывается сцена со множеством персонажей. Основной подтекст можно сформулировать без морализующей задачи - люди устали славить Бога, и все персонажи предались удовольствиям, а зритель созерцает эту картину, чувствуя в какой - то мере и себя соучастником происходящего. Здесь нет темы Апокалипсиса как такового, но присутствует вызванная им разрушительная сила.

Целостная, гармоничная картина мира мастеров XV века утрачена. Внешне меняются даже масштабы картины. Вместо алтарных композиций возникают циклы с другой темой — житейской, выраженной в таких работах, как «Игры детей», «Крестьянская свадьба», «Фламандские пословицы» и др. В их подтексте все большую роль начинает играть символ и атрибуты. В полотне «Игры детей» художник представляет играющую на улице детвору. Их игры столь же беспечны, как и деяния взрослых, а улица, уходящая в бесконечность, это дорога в никуда.

Игры детей. 1560. Дерево, масло.

Крестьянская свадьба. 1568. Дерево, масло.

Фламандские пословицы. 1559. Дерево, масло.

В работах конца 50-х годов XVI века Брейгель исследует место человека в мире. Однако после 1560 года в нее внезапно врывается зловещая фантасмагория, в образах природы и человека начинают звучать тревожные интонации, разрушается целостность, все мельчает и дробится, между явлениями утрачивается связь. И все большее значение получает перевоплощение - добро оборачивается злом, принимающим уродливые формы. Внешние формы зла обретают формы неприкрытого цинизма. Локальное зло приобретает глобальный характер. Создаются видения, своей зловещей фантасмагорией превосходящие Иеронима Босха. Скелеты убивают людей, и те тщетно пытаются спрятаться от ужаса смерти в гигантской мышеловке. Небо пламенеет красным заревом, на землю выползают мириады страшных тварей, которые в свою очередь порождают еще более безобразных и ужасных. Человечество охвачено безумием. Только Безумная Грета видит неизбежность катастрофы. Ее фигура, выделенная огромным размером, в стремительном движении несется вперед, сея на своем пути разрушения.

Безумная Грета (Дулле Грит). 1562. Дерево, масло.

Это иносказательное воплощение богини — вестницы Ириды, ее маскоподобное лицо с открытым ртом и безумным взглядом широко открытых глаз искажено гримасой ужаса от неминуемой гибели. В этой картине присутствует дух Апокалипсиса, хотя сами символические образы напрямую не связаны с сюжетом Откровения. Это размышления самого художника о человеческом бездушии, алчности, жестокости, образы грандиозной, трагической катастрофы мира.

П. Брейгель принадлежит к славной плеяде художников Северного Возрождения, эпохи таких мастеров, как Губерт и Ян Ван Эйки, создавшие гармоничную картину мира в своих алтарных композициях. Мастера Нидерландского Возрождения часто обращаются к евангельской теме. Образы библейской истории входят в заснеженный мир северного пейзажа, окрашивая его тихим, немерцающим светом.

В XVI веке все чаще в спокойную жизнь врываются интонации Апокалипсиса, сначала звучанием отдельных тревожных тембров, а затем, захватывая весь строй образов, когда все начинает приходить в движение. Художник по - новому ощущает мир, пытаясь объяснить его сквозь призму иносказательных явлений. Мир представляется загадочным, и разгадать его тайны невозможно. Соприкосновение с тайной всегда страшно, человек невольно ощущает себя бесконечно малым существом, затерянным в этом непостижимо огромном мире. С таких позиций можно постигать образы П. Брейгеля, в чьем творчестве большое и малое начинают идти разными путями, но при этом все обретает философский смысл — и картины мироздания, и жанровые сцены.

П. Брейгель — не только наследник, но и преобразователь философский концепции Северного Возрождения XVI века. Персонажи его картин живут в том мире, куда начинает вторгаться разлад, лишая его былого величия и стройности. Неслучайно художник получил прозвище «Мужицкий», оправданное во многом содержанием его картин.

Бесконечная протяженность всеобъемлющего мира в картинах Брейгеля постепенно начинает поглощать людей, заставляя их беспомощно барахтаться в замкнутых пределах маленького города или деревни. Между художником и его персонажами, которых нельзя назвать героями, а только лишь действующими лицами развертывающегося представления, возникают иные взаимоотношения. Брейгель находит иной критерий красоты мира, не скрывая в нем порочных явлений. Он рисует яркие, красочные картины, созерцая их как бы со стороны.

В «Падении Икара» сюжетную основу составляет иносказание — мир живет своей размеренной жизнью, пахарь обрабатывает землю; падение с неба и гибель Икара не прерывают его мирного труда, да и природа остается безучастной к этому событию.

Падение Икара. 1560-е годы. Холст, масло.

Зрелище катастрофы обладает особой силой притяжения, когда эмоциональный, порою сложный по своей природе взрыв разносится гулким эхом в пространстве. Вспомним, как люди с восхищением любуются заревом пожара с его кроваво - красными красками, не думая при этом о смертоносном разрушении пламени, когда неукротимая стихия вырывается на поверхность. В огне рождается неуправляемая стихия чувства, пафос разрушения захлестывает все, бунт получает освящение, наступает активизация зла, отчуждение морали, справедливости. Таким предстает мир в алтарных образах И. Босха и картинах П. Брейгеля. Утратившие веру в возможность спасения люди бездумно упиваются моментом настоящего, не замечая, что за ним стоит разрушительная, неуправляемая сила. В то же время у П. Брейгеля отсутствует пессимизм, и люди наперекор всему слагают гимны, прославляющие чуму. На трапезе, в картине «Крестьянская свадьба», пирующие во время застолья стремятся заглушить неотвратимую поступь надвигающейся неумолимой реальности грядущего Апокалипсиса, предаваясь утешениям земного бытия.

Тема Апокалипсиса нашла свое развитие и воплощение, хотя и не буквальное, в творчестве многих художников, поэтов, музыкантов нашей современности, и сам подход Брейгеля дает мощный толчок в новом претворении этой темы. Его картины были полны героев, полных напряжения и страха, возникающего под влиянием политической ситуации, суеверий и предрассудков.

При жизни Питер Брейгель был далеко не так знаменит, как хорошо известные художники Буонарроти Микеланджело или Тициан Вечеллио, где каждый дворянин или монарх мечтали о портрете, который напишут гениальные творцы. Последнюю свою картину «Сорока на виселице» художник завещал своей жене.

Сорока на виселице. 1568. Дерево, масло.

Брейгель умер 5 сентября 1569 года и был похоронен в брюссельской церкви Нотр - Дам де ла Шапель. В течении следующих столетий картины Брейгеля были почти забыты, так как не соответствовали эстетическим нормам общества.