Отличный сайт о художниках: http://stoicka.ru/.Самые знаменитые художники России

 
 

Константин Алексеевич Коровин

Пабло Пикассо

Григорий Григорьевич Гагарин

Николай Ге

"Позировать для этой картины было своего рода большим подвигом. Особенно мучительна была поза для распятого Христа. По обеим концам <...> перекладины были прикреплены <...> петли; в них вдевались кисти рук, и тело повисало в воздухе, находя крайне слабую опору лишь в ступнях ног, опиравшихся на палку. <...> Висеть в таком положении дольше трех минут было невозможно <...>". Яремич.

 

Уже как исполнилось более ста восьмидесяти со дня рождения русского крупнейшего мастера живописи второй половины XIX века Николая Николаевича Ге — одного из участников и инициаторов создания Товарищества Передвижных художественных выставок, произведения которого по праву занимают почетное место в экспозиции любой галереи в любой точке земного шара. Его картина "Петр I допрашивает царевича Алексея Петровича в Петергофе" (1871 г) стала хрестоматийной иллюстрацией в учебнике российской истории и хорошо известна каждому учащемуся.

Петр I допрашивает царевича Алексея Петровича в Петергофе. 1871. Холст, масло.

Из неукратимо безудержной истории царя Петра художник на своем полотне показывает тот драматический сюжет, когда Петр I переживает трудный момент в судьбе между сознанием своего долга перед государством и любовью отца.

Но, приступая к работе над исторической картиной, перед Николаем Ге встает выбор. В то время общество было убеждено в вине "царя-сыноубийцы", а сам Алексей выступал как жертва коварного и действующего обманным путем отца.

Трагический конфликт произведения спрятан как бы внутрь, мастер шедевра обходится без впечатляющих цветовых эффектов, холст привлекает своей мягкостью в светите, он как бы неуловим взглядом. Краски на творческом полотне Ге не светятся, не вспыхивают, подобно огненному пламени, а нейтрально совершенствуются в завуалированном пространстве. Талант творца показывает, как на полотне совершенствуются все детали, которые не только точно отображают время и место действия, но и участвуют в объективной оценке действующих лиц полотна. Простенькая мебель и стены, завешанные работами "голландских" художников ведают зрителю о неприхотливых вкусах Петра, и в этой по европейски обставленного помещении Алексей, благонравно воспитанный в хоромах, ощущает себя посторонним. Страх перед отцом, бельмесость его дел, боязнь гнева Петра, сделали любимого сына замкнутым и настороженным.

На вопрос "Что же еще создал художник Николай Ге?" ответит уже далеко не каждый школьник, да, пожалуй, и не всякий взрослый. Те, кто интересуется искусством, очевидно, вспомнят "Портрет Н.И. Петрункевич" (1893 г), где одухотворенный профиль девушки в черном, читающей у открытого окна, за которым видна лесная дорожка, склонилась над рукописью Л.Н.Толстого,а еще страшные и не очень понятные картины Николая Ге из жизни Христа.

Портрет Н.И. Петрункевич. 1892-1893. Холст, масло.

"Портрет Н.И. Петрункевич", нарисованный художником за год до его смерти, поразил своей неожиданностью тех, кого вдохновляли работы Ге, и тех, кто видел в нем неудачника. Картина принимает современный вид среди картин молодых художников своего времени. Подкупает искренность, с которой художник передает талант мастера живописи.

В картине талантливый художник уловил момент тончайшей интонации чувств, которые он передал зрителю. Особая свободная художественная интуиция, концентрация мыслей и эмоций созерцает внутри по-настоящему пронзительно. Зрительно, вместе с Николаем Ге, нас увлекают тенистые аллеи сада. Незаметно для себя начинаешь зорче любоваться красотой окружающего чудесного мира. Живописец учит доброте, приобщению к чувству прекрасного и изумительного.

За окном кипит жизнь. Прозрачные блики заката скользят по дорожке, зовя нас в самую глубь заросшего сада, в "сладкую" прохладу зелени. Множество оттенков смешивается в одно и то же время. Виден отблеск какой-то захватывающей красоты, звучащей самой высокой нотой. Летний пейзаж написан страстно, открыто и реалистически правдиво. Это "живая форма", готовая к новым поворотам жизни. Зеленый цвет "танцует" и переливается на холсте, мерцает ювелирными оттенками.

Рядом теплый бархат платья героини. Она чуть соприкасается с прохладным стеклом, где виден легкий силуэт таинственной незнакомки. Тихо приоткрыта створка окна. Отражение фигуры как будто ускользает в прохладную глубину зазеркалья.

Ге Николай Николаевич — сын помещика, отставного военного, внук французского дворянина М. Ге, эмигрировавшего во время Великой французской революции в Россию в конце XVIII века. Он учился в Императорской художественной Академии в классе исторической живописи у П.В. Басина. По окончании учебы был удостоен большой золотой медалью за программные работы и получил право пенсионерской поездки в Италию. В 1863 году за картину "Тайная вечеря" (1866 г.) был удостоен звания профессора исторической живописи. Н.Н. Ге - один из самых неразгаданных и до сих пор не вполне оцененных художников своего времени. Он дружил с Л.H. Толстым, который был не только великим писателем, но и философом, призывавшим людей к нравственному совершенствованию, образцом которого служил Христос, однако трактовавшим Евангелие несколько иначе, чем это принято церковным каноном.

Портрет Л.Н.Толстого. 1884. Холст, масло.

Ге полностью разделял взгляды Толстого. Да, он создал несколько картин на исторические сюжеты, был превосходным портретистом, написал множество замечательных пейзажных этюдов. Но основным делом своей жизни он считал служение Истине — работу над серией картин из жизни Христа, в которых стремился донести до людей свой страстный протест против жестокости и несправедливости человеческого общества и толстовские религиозно - нравственные идеи, следуя которым люди могли бы сделать мир более справедливым и человечным. Его произведения, такие как "Вестники воскресения", "В Гефсиманском саду", "Милосердие. Не Христос ли это?", "Что есть истина?", "Совесть. Иуда", "Суд синедриона", "Голгофа", стремящиеся пробудить в зрителе ужас и сострадание, вызывали неприятие у публики, приходившей на выставку, чтобы наслаждаться искусством.

Что есть истина? Христос и Пилат. 1890.

Холст, масло.

Вестники Воскресения. 1867.

Холст, масло.

В Гефсиманском саду. 1869.

Холст, масло.

Картины Ге снимались с выставок, запрещались для публичного экспонирования цензурой. Многие современники, в том числе собратья по цеху — художники - реалисты, упрекали Ге за чрезмерно экспрессивную живопись, видя в ней отказ от следования натуре, "презрение к форме", приносимой в жертву толстовской религиозно - нравственной проповеди. Только мастера следующего поколения оценили эту поразительную творческую свободу Ге, значительно опередившего свое время в понимании того, что художественная форма не является чем - то застывшим.

Голгофа. 1893. Холст, масло.

Совесть. Иуда. 1891. Холст, масло.

Суд Синедриона. Повинен смерти. 1892. Холст, масло.

Еще менее, чем живопись, известно графическое наследие художника. В строгом смысле слова Ге не был рисовальщиком: он относился к графике сугубо утилитарно, и, как вспоминала T.Л. Сухотина - Толстая, дочь великого писателя, "не понимал того, чтобы рисовать просто для удовольствия рисования". Этюды, наброски и эскизы к картинам были для него всего лишь вспомогательным материалом, не представляющим никакой самостоятельной ценности.

До недавнего времени даже получить полное и целостное представление о графике Ге было невозможно, несмотря на то, что в различных музеях страны и ближнего зарубежья она была представлена рядом первоклассных произведений.

Самые ранние из дошедших до нас графических произведений Ге - рисунки пером, относящиеся ко времени жизни в Италии. Они выдают руку мастера, уверенно владеющего формой и линией, но их жанровая природа остается не вполне понятной. С одной стороны, в этих композициях есть завершенность, самоценность станковых произведений, с другой - известная доля иллюстративности. Скорее всего, такие сюжеты рождались под впечатлением прочитанных книг, того напряженного духовного труда, которым отмечено пенсионерское пребывание Ге в Италии: "...работал с утра до вечера, — вспоминал он, — ...кроме искусства еще шло самообразование". В таких рисунках, как "Кампаниолы" и "Суббота в Вико", "Уличная сцена", "Встреча", отразились живые натурные впечатления, возможно, увиденные через призму традиции итальянских жанров любимого художника Ге — К.П. Брюллова.

Аэндорская волшебница вызывает тень Самуила

(Саул у Аэндорской волшебницы). 1856. Холст, масло.

Суббота в Вико. 1863. Бумага, тушь, перо.

Выход Христа с учениками с Тайной вечери в Гефсиманский сад.

1888. Холст, масло.

Несколько портретных рисунков 1860-х годов характеризуют своеобразное отношение Ге к этому жанру. Собственно станковых произведений среди них — единицы; в рисунках, изображающих А.И. Герцена, П.М. Грибовского, Г.П. Кондратьева, жену художника — А.П. Забело, художественная задача совершенно иная. Ге запечатлевает серию лиц, из которых рождаются образы персонажей его картины "Тайная вечеря", и стремится выявить черты духовного идеала, которые несут в себе эти люди.

Тайная вечеря. 1866. Холст, масло.

В 1900 году младший сын Н.Н. Ге вывез большую коллекцию рисунков отца из России. На Родину вернулась только часть творческого наследия художника. Судьба этого наследия была захватывающей и драматичной. Картины и рисунки, запрещенные цензурой в своем отечестве, Н.Н. Ге экспонировал в начале XX века на выставках в Женеве и Париже. В 1930-х они висели в одном из залов небольшого замка Жэн - Жэн в швейцарском кантоне Во, ставшем своеобразным музеем русского художника. В 1953 году художественное наследие Ге продавалось на аукционе вместе с его архивом и библиотекой, после чего бесследно исчезло. И только в 1974 году папку с работами случайно нашел на женевском "блошином" рынке двадцатилетний студент - архитектор. Папка валялась на земле, не привлекая всеобщего к себе внимания прохожих, которые иногда на нее наступали. Коллекции посчастливилось: она попала в руки незаурядного человека, наделенного тонким художественным чутьем и острым глазом, подлинной любовью к искусству и чувством ответственности за попавшие в его руки произведения. Долгие годы владелец даже не знал, чьи рисунки спасти от гибели ему удалось. Но с того самого момента, когда коллекция попала ему в руки было ясно, что все эти разные произведения - единое целое, которое разрушить нельзя ни в коем случае. Впервые о русском художнике с французской фамилией — Николае Ге владельцу рисунков поведали в начале 1990-х годов. Приложив немало усилий, чтобы восстановить историю этой коллекции, он желал продать ее в один из российских музеев. Интерес к наследию Ге проявляли российские и зарубежные музеи, а так же аукционные дома, однако запрашиваемая цена была слишком весома, к тому же коллекционер категорически отказывался распродавать рисунки поодиночке.

Когда - то после смерти отца сын Н.Н. Ге написал дарственную, по которой эти рисунки вместе с рядом живописных полотен Ге передавались на Родину с непременным условием помещения их в экспозицию Третьяковской галереи. И лишь невозможность соблюсти это условие из - за цензурных преследований заставило его забрать коллекцию из музея и увезти в Швейцарию. И вот женевская коллекция (55 листов с 70 работами Николая Николаевича Ге и два рисунка Н.Н. Ге - младшего) вернулась в Москву, которую она покинула свыше ста лет назад. Состав целостности полноты и уникальность коллекции графических произведений художника, отражает самые сущностные стороны его творчества. Среди рисунков - эскизы к картинам: "Вестники Воскресения"; "Петр I допрашивает царевича Алексея Петровича в Петергофе"; "Выход Христа с учениками с Тайной вечери в Гефсиманский сад"; "Совесть. Иуда"; "Что есть истина? Христос и Пилат"; "Суд синедриона. "Повинен смерти!».

Большая группа работ является свидетельством общих духовных поисков и тесных творческих отношений и Ге и Л.Н.Толстого. Среди них 12 рисунков — оригиналов иллюстраций Ге к рассказу Л.Н.Толстого "Чем люди живы", которые были напечатаны вместе с текстом в 1886 в Москве.

К рассказу Л.Н. Толстого. "Чем люди живы".

1886. Бумага, литографский карандаш, кисть.

К рассказу Л.Н. Толстого. "Чем люди живы". 1886.

Бумага, графитный карандаш.

К рассказу Л.Н. Толстого. "Чем люди живы". 1886.

Бумага, графитный карандаш.

Художник изобразил отдельные эпизоды повествования, используя в кульминационных моментах патетические приемы академического искусства. Рисунки очень деликатно и тщательно разработаны в тональном отношении и пронизаны светом, всепроникающим, олицетворяющим присутствие в земном мире божественного начала. Иногда ослепительно интенсивным, но чаще мягким, трепетным, придающим какую - то особую бесценность оригиналам и, к сожалению, не передаваемым при репродуцировании.

Совершенно другие эскизы иллюстраций по стилю к "Краткому изложению Евангелия", составленному Л.Н.Толстым. Ге принялся за них летом того же 1886 года с большим энтузиазмом и за относительно небольшой промежуток времени набросал основную массу эскизов композиций. Однако планировавшееся издание было запрещено цензурой, и работа над иллюстрированием "Евангелия" была отложена. А с конца 1880-х художник приступил к созданию серии больших картин страстного цикла, которые потребовали от него колоссальной концентрации и самоотдачи. На протяжении ряда лет Толстой, не без основания беспокоившийся, что занятый живописными полотнами Ге так и не доведет до конца дело, которое писатель считал чрезвычайно важным, в письмах вновь и вновь призывал художника закончить иллюстрации. Лишь в ноябре 1893-го, работая над заключительным вариантом "Распятия", Ге в письме Толстому обещал по окончании этой картины, будет рисовать свои рисунки. Все его эскизы были сохранены в зарисовках трех книг со всех сторон на листах. Он осознавал что это нужно, и поэтому обещал трудиться с наслаждением. Однако планам этим не суждено было сбыться: "Распятие", как и предсказал Толстой, стало для Ге его "заключительным словом".

Своей главной картине, "Распятию", Ге, работая с 1884 года, отдал много сил и лет. По его собственному признанию, помимо множества незавершенных вариантов, он создал четыре законченных картины на этот сюжет. Два из них, 1884 и конца 1892 года, были уничтожены самим автором, более ранний вариант, также исполненный в 1892 году, находится в музее Орсе в Париже, последнее "Распятие", законченное в 1894 году, исчезло бесследно после аукциона 1953 года. И если в 1880-х работа над картиной шла с перерывами, то, начиная с 1892 года, она полностью захватила художника.

Распятие. 1894. Холст, масло. Местонахождение неизвестно.

Воспроизводится по фотографии.

Графика Ге опровергает убеждение современников в том, что он работал исключительно по воображению, без предварительных эскизов и отказавшись от натуры. Его творческий процесс включал одновременно и фантазию, и художническую наблюдательность, и память, и натурные штудии. Наброски и эскизы к "Распятию" Ге выполнял безостановочно, постоянно то меняя, то дополняя идею композиции, не останавливаясь перед черновой работой даже тогда, когда писал очередной вариант картины. По свидетельству Т.Л. Сухотиной - Толстой за время создания "Распятия" у него набралось, помимо больших масляных эскизов, несколько графических альбомов, наполненных рисунками к той же картине.

Когда того требовала задача, Ге прибегал к помощи натуры. При создании "Распятия" таким образом он проверял рожденные в воображении ракурсы и позы своих персонажей и делал это со свойственной ему бескомпромиссностью. В мастерской художника на хуторе Ивановский Черниговской губернии, где он жил с 1876 года, был сооружен крест, на который регулярно "восходили" его помощники: сын Николай, муж племянницы Г.С. Рубан - Щуровский, ученики С.П. Яремич и А.А.Куренной.

Значительное место в рисунках к "Распятию" занимают поиски облика Христа. Свой отказ от традиционного идеального образа Спасителя художник объяснял тем, что такое изображение противоречит христианству, поскольку восходит к античным, то есть языческим, представлениям о прекрасном. Поразительна галерея этих голов, передающих, по выражению крупнейшего исследователя русской графики А.А. Сидорова, "не черты лица, не тип..., а выражение". Резкими, как будто небрежными штрихами угля и карандаша Ге изображает лицо, искаженное мукой, с решительностью анатома препарируя физиологическую сторону страдания ("Голова Христа в терновом венце"), безумие человека, изможденного пыткой ("Распятый Христос"), переходя грани дозволенного эстетикой того времени. По мере развития и уточнения замысла картины художника начинают интересовать какие - то более сложные состояния лица Спасителя, где на физиологию накладываются проступающие душевные движения, апофеозом выражения которых становится огромная, в натуральный размер "Голова Христа" из женевской коллекции.

Рисунки к "Распятию" поражают интенсивностью работы мысли и творческого воображения.

Голова Христа. 1893. Бумага, соус, растушка.

Натурщик в позе распятого Христа. Этюд. 1892.

Бумага, уголь, кисть.

Распятие. 1892. Бумага, уголь, растушка, кисть

Это почти болезненное состояние внутреннего горения художника один из критиков образно назвал "страдой". На протяжении короткого промежутка времени были написаны совсем разные композиции — натуралистичные и символичные, гармонично - просветленные и драматические, реалистические и шокирующие экспрессией и гротеском, непознанные художественному языку XIX столетия. Иногда находки Ге казались настолько необычными, что смущали его самого ("Христос, целующий разбойника", "Сегодня будешь со мной в раю"), и тогда он искал поддержки у близких — сына, учеников, Толстого.

Христос, целующий разбойника.

1893. Бумага, соус, растушка, кисть.

Голгофа. Эскиз - вариант.

1893. Бумага, уголь, мел, кисть.

Эти композиции, так же как и "Голгофу", невозможно рассматривать как какие - то отдельные самостоятельные сюжеты вне цикла "Распятий", они рождались как вспышки озарений сознания, находящегося на грани расстройства.

Графика Ге изначально монохромна: в его раннем творчестве значительное место занимал перовой рисунок, в петербургский период основным выразительным средством был рисунок карандашом — подчеркнуто набросочный, упрощенный, не стремящийся к выразительности контура и академической культуре штриха. С середины 1880-х годов основными выразительными средствами графики Ге стали уголь, в меньшей степени соус, литографский и графитный карандаши. Соус и уголь — два главных инструмента, которыми Ге создает свою полифоническую сюиту, поражающую невероятной свободой владения техникой. Он не стремится к законченности и отделке эскизов, работая то густыми живописными пятнами, то резкими грубыми штрихами; весь темперамент, всю мощь духовной страсти вкладывая в выражение владеющей им мысли. Уголь и соус, две "черных" техники, в руке художника обретают широчайшую гамму оттенков, передающих в его "Распятиях" не только свет, но и создающих иллюзию присутствия цвета.

Рисунки к "Распятиям" воплощают в себе цельный художественный блок работ, создающий вполне самодостаточный художественно - творческий эффект, отличающийся огромной концентрацией внутренней энергетики, патетической мощью звучания. Эта серия - вершина мастерства Ге - художника, один из самых вдохновенных и значительных вкладов в историю российского искусства конца XIX столетия, позволяющий в полной мере оценить масштаб и своеобразие дарование мастера.

Лесок в Ливорно. 1862.

Бумага на картоне, масло.

Дубы в горах Каррары. 1868. Холст, масло.

Дубы и платаны. Фраскати.

Конец 1850-х. Бумага на холсте, масло.