Отличный сайт о художниках: http://stoicka.ru/.Самые знаменитые художники России

 
 

Павел Варфоломеевич Кузнецов

Александр Андреевич Иванов

Джузеппе Арчимбольдо

Карл Брюллов

При жизни его называли "Великим Карлом", он был гордостью и славой российской Академии художеств, удостоившей его в годы учебы всеми академическими наградами. В день окончании Академии Карл Павлович Брюллов вынес целую пригоршню медалей из актового зала. Для публики он воплощал миф о гении, блестящем, капризном, самоуверенном и недосягаемом в своем мастерстве, образованности, светских знакомствах, любовных похождениях и кутежах. Одна из легенд о Брюллове отражена в рисунке Репина "Пушкин и Карл Брюллов", где изображен Пушкин, на коленях выпрашивающий у Великого Карла рисунок.

 

Карл Павлович Брюллов родился и рос в семье потомственных художников (прадед рабо­тал лепщиком на фарфоровом заводе, дед был скульптором, отец - академиком орнаментальной скульптуры, брат Александр - архите­ктором). Его знаменитый талант проявился на редкость очень рано. Еще учась в Академии, Брюллов становится ее звездой.

В 1821 году Брюллов оканчивает Академию с Большой золотой меда­лью и в 1822-м уезжает в Рим на деньги Общества поощрения ху­дожников. Здесь он создает лучшую работу в своей жизни - знаменитый «Последний день Помпеи» (1830-1833).

Последний день Помпеи. 1830-1833. Холст, масло.

К этому времени романтизм в России проходит «портретную» и «пейзажную» стадии, и русское искусство «дозревает» до создания большой историко - философской картины. Тема такой картины - не судьба конкретной исторической личности и даже не судьба народа, а судьба всего человечества.
Сюжет полотна Брюллова - стертого с лица земли античного города Римской империи - Помпеи - во время извержения Везувия в первом веке нашей эры. В этой катастрофе погибло порядка двух тысяч человек. Выбор сюжета, возможно, был подсказан братом художника архитектором Александром Брюл­ловым, создавшим известный проект реконструкции Помпейских бань. Толчком к формированию замысла картины послужила и опера Пачини «Последний день Помпеи».

Интересно, что картина писалась не по заданию Академии, а по сво­бодно выбранному сюжету; не по официальному заказу, а по заказу частного лица, князя А.Н. Демидова.

Последний день Помпеи. Фрагмент с автопортретом.

Картина Брюллова с новой для того времени с исторической и археологической точностью - изображала исторический период, географическую местность, стиль одежды, оружие. С середины XVIII столетия велись раскопки в засыпанных пеплом Везувия городах Геркулануме и Помпеях, вызывавшие боль­шой интерес в обществе. Художник Карл Брюллов в своей работе использовал археологические открытия. Местом действия Брюллов изобразил улицу Гробниц, которая наиболее сохранилась в городе, разрушенном временем. Даже найденные при раскопках скелеты трех соединенных друг с другом женщин, он изобразил в картине как соединенную вместе группу - мать с двумя дочерьми.

Около шести лет художник внимательно изучал исторические источники и доку­менты, связанные с трагедией Помпей, читал письма древнеримского политического деятеля Плиния Младшего к историку римской империи Тациту, быт, нравы и традиции древней Италии. Но докумен­тальные факты и точность, как фундамент картины, не заключает в оковы фантазию и воображение Брюллова, его гений не становится пленником археологических и исторических подробностей. Главное - человек перед лицом смерти, обнажающей его нравственные качества. Любовь и благо­родство: вот мать Плиния, убеждающая сына оставить ее, не обреме­нять себя; вот жених с мертвой невестой на руках. Или звериный страх, поглощающий самоуважение человеческой личности.

Работая над произведением, Брюллов вдохновлялся монументальными произведениями титанов эпохи Возрождения Рафаэля и Микеланджело. Он копировал «Афинскую школу» и изучал «Пожар в Борго» Рафаэля. Брюллов повторяет прием мастеров Ренессанса, включав­ших свои автопортреты и портреты своих современников в полотна на библейские исторические сюжеты. Есть портретные лица и в «Последнем дне Помпеи»: портрет самого Брюллова и его друга - графини Юлии Самойловой. Александр Иванов с гордостью за рус­скую живописную школу писал, что своей картиной Брюллов дока­зал: «русским назначено совершенствовать то, что изобрели великие живописцы Италии».

После торжественного показа «Помпеи» на европейских выставках художеств гениальный Карл Павлович Брюллов, добившись успеха, вернулся в Россию и был встречен как герой, который прославил Отечество.

После «Помпеи» Брюллов ищет новые драматические исторические сюжеты. Он пишет картину «Смерть Инессы де Кастро» (1834)

Смерть Инессы де Кастро. 1834. Холст, масло.

на сюжет поэта XVI века Камоэнса, разрабатывает эскиз картины под названием «Нашествие Гензериха на Рим».

Нашествие Гензериха на Рим. 1833-1835. Эскиз неосуществленной картины. Холст, масло. 88х117,9

Сюжет навеян статьей Н.В Го­голя «О движении народов в конце V века». О вожде гуннов Гензерихе (в эскизе Брюллова он изображен на коне с тигровой шкурой по­верх лат). Брюллов не дерзнул создать большое полотно по этому эскизу. Повторить успех «Помпеи» более не удалось.

Выдающийся Брюллов очень многообразен в своих жанровых увлечениях. Для него нет преград для написания своих бесценных работ, будь это исторические драмы или жанровые сценки, портреты или картины в стиле "НЮ". Написанные в Италии жанровые картины - «Итальянское утро», «Полдень», «Сбор винограда», «Гулянье в Альбано», «Пифферари перед образом мадон­ны» - нарядны и праздничны.

Итальянское утро. 1823.

Холст, масло

Итальянский полдень (Итальянка снимающая виноград). 1827. Холст, масло

Пифферари перед образом мадонны. 1825. Холст, масло

Гулянье в Альбано. 1830-1833. Бумага, карандаш, лак, акварель.

Здесь Брюллов создает живое ощущение воздуха и солнца. Цвет в его работах остается локальным. Расположение цветовых пятен подчинено декоративным задачам.

«Вирсавия», «Спящая Юнона и парка с младенцем Геркулесом» - синтез суровой жизненной правды и идеальной красоты. Он пишет красоту женского тела, но при всей скульптурности форм красоту не холод­ную, а живую, теплую.

Вирсавия. 1832.

Холст, масло

Спящая Юнона и парка с младенцем Геркулесом. Между 1839 и 1845. Эскиз. Холст, масло. 52,5х67,1

Портрет детей кн. Волконского с арапом. 1843.

Холст, масло. 146,1х124,1

«Фирменный» эффект живописи Брюллова, предмет подражания и зависти его эпигонов, - удивительно мягкое свечение изнутри, вдохновленное античными мраморами, - состав­ляет славу этих работ художника. Ню Брюллова на мифологические сюжеты в духе романтизма окрашены пряностью восточной экзоти­ки: белоснежная красота его Вирсавии и Юноны оттенена темноко­жими телами мулаток.

Как и многие творцы - художественные романтики, Брюллов увлекался экзотикой Востока. В 1835 году он побывал в Турции. После этого путешествия в его творчестве возникают восточные темы: произведения по моти­вам «Бахчисарайского фонтана» Пушкина, поэмы Жуковского «Пе­ри и ангел», «Турчанка». Причудливые восточные костюмы позволя­ют развернуться декоративному таланту Брюллова.

В творчестве Брюллова, как исторического живописца, можно увидеть замечательное собрание его портретов в разное время. Пожалуй, са­мый известный среди них - знаменитая «Всадница» (портрет Джованины и Амацилии Пачини — воспитанниц графини Ю.П. Самой­ловой).

Портрет графини Ю.П. Самойловой, удаляющейся с бала с воспитанницей Амацилией Пачини.

Около 1842. Холст, масло.

Создавая свой вариант парадной картины - портрета, он вдохновлялся классикой данного жанра - парадными портретами с броской выразительностью и торжественностью голландского мастера, ставшего портретистом при английском дворе XVII столетия, Ван Дейка. В парадном портрете присутствуют оттенки быта. Портрет Брюллов как бы наполнил жизненным движением, мотивом и звуками: собаки лают, кажет­ся, еще слышно эхо топота детских ног в гулких коридорах палаццо. Конь горяч, но сама всадница неподвижно, словно на пьедестале, восседает на его широкой спине. С большим мастерством Брюллов пишет развевающийся изумрудный газовый шарф всадницы на фоне темной зелени парка (зеленое на зеленом). Портрет впитал в себя ликующее чувство восторга перед праздничным богатством и многообразием жизни.

Портрет А.К. Толстого в юности. 1836.

Холст, масло.

Вольтижер. 1828-1830.

Холст, масло.

Портрет Г.Н. и В.А. Олениных. 1827. Бумага, акварель

В портретах 1840-х годов характеристика человека становится более глубокой и индивидуальной, оттенки чувств и психологических со­стояний - разнообразными. Парадный портрет - картина отходит на второй план. Нынешние герои Брюллова - это дворянская интелли­генция после поражения восстания декабристов, время, когда мно­гие предпочитали уезжать за границу или в свои имения, но не жить в столице, не служить при дворе Николая I. Герои Брюллова внешне пассивны, безвольны, им знакомо чувство внутреннего опустоше­ния. Портретное творчество мастера 1840-х годов полно лермонтов­ских настроений: «огонь в крови» и «холод тайный» души, гибель в бездействии интеллектуальных и душевных сил России, меланхолия известных по истории российской словесности и школьным урокам литературы «лишних людей».

По сравнению с предшественниками (Рокотовым, Левицким, Боро­виковским, Кипренским) в портретах Брюллова появляется новая черта - рефлексия. В творческом мышлении Карла Павловича лежат истоки описания психологического портрета личности второй половины XIX столетия, портрета Перова, Крамского, Ге, Репина. Одна из лучших работ Брюллова зрелой по­ры - «Портрет А.Н. Струговщикова», друга художника, переводчика Гете на русский язык.

Портрет А.Н. Струговщикова. 1840. Холст, масло. 80х66,4

Именно ему был подарен М.И. Глинкой романс «Жаворонок». Болезненно - бледное тонкое лицо, погасший огонь глаз, безвольные мягкие губы, нервные тонкие пальцы - перед нами умный, чуткий, но глубоко уставший и опустошенный человек.

Близок к нему по эмоциональному настрою и «Автопортрет», напи­санный Брюлловым очень быстро в эскизной манере во время краткой передышки в период болезни. Бледное, измученное болез­нью и думами лицо окаймлено ореолом золотистых волос, правая ру­ка опущена вниз. Раненый лев, утративший силу, но не потерявший величия.

Один из последних портретов художника - «Портрет археолога М. Ланчи».

Портрет археолога М. Ланчи. 1851. Фрагмент. Холст, масло.

На портрете ему семьдесят два года. Археолог, востоковед смотрит с портрета зорко и собрано, жизнь интеллекта делает его красивым.

Последние годы жизни Брюллов провел на острове Мадейра и в Риме. Он умер в Риме, там же похоронен на кладбище в Монте - Тестаччо. Возвеличенный, обожествленный при жизни, после смерти Брюллов подвергся суровой критике и был грубо свергнут с пьедестала поко­лением 1860-х годов.

Искусство второй половины XIX века отвернется от Карла Брюллова, его полотна будут названы В.В. Стасовым пустыми, трескучими, фальшивыми. Выведенный Н.С. Лесковым под именем Фебуфиса в романе «Чертовы куклы», Брюллов изображен человеком одаренным, но пустоцветом, красивым, но холодным. А писателю и критику Д.В. Григоровичу Брюллов представлялся карикатурной фигурой - маленьким толстым человеком на коротеньких ножках с выдающим­ся животом. Вокруг имени Брюллова будет вестись очень острая поле­мика. И понадобятся авторитет и смелость И.Е. Репина, чтобы на ис­ходе XIX столетия в своих статьях и письмах отдать должное таланту Брюллова и реабилитировать искусство Великого Карла.

Портрет В.В. Перовского. 1837.

Холст, масло.

Портрет великой княгини Елены Павловны с дочерью Марией.

1830. Холст, масло.

Портрет баснописца И.А. Крылова. 1839.

Холст, масло. 102,3х86,2

Прерванное свидание. Конец 1820-х. Бумага, акварель.