Отличный сайт о художниках: http://stoicka.ru/.Самые знаменитые художники России

 
 

Борис Михайлович Кустодиев

Марк Захарович Шагал

Художник Виктор Эльпидифорович Борисов - Мусатов

Орест Кипренский

В портретах Кипренского перед нами – легендарная эпоха наполеоновских войн и декабристов. Пушкина и Чаадаева, время подъема национального духа и высоких идеалов – особо любимыми нами «золотой век» русской культуры. Пробил час романтизма.

 

Вокруг имени Кипренского сложилось немало легенд. Уже в обстоятельствах его рождения много тумана. До сих пор встречается утверждение, что художник был сыном помещика А.С. Дьяконова, который был рожден от незаконного брака. Сегодня считается, что подлинный отец – Адам Швальбе, крепостной Дьяконова, изображенный на одном из самых известных портретов Ореста Кипренского. С датой рождения – тоже путаница. В метрических книгах Преображенской церкви города Копорье Ораниенбаумского уезда Санкт – Петербургской губернии есть записи от 1782 года о появлении на свет вне брака младенца Ореста и – годом – позже – о венчании родителей. Однако при поступлении Ореста в Академию художеств год его рождения в метрике был переписан, чтобы избежать клейма «незаконнорожденного». Фамилию Кипрейский, измененную затем на «Кипренский», придумал А.С. Дьяконов, когда в 1783 году дал ему «вольную». Ее связывают то с именем богини любви Киприды, то с местом рождения – Копорье. Кипренский Орест Адамович знал тайну своего рождения – в альбоме его ранних рисунков есть запись: «Отцу и матери Азъ (то есть «я». – Т.К.) по греху принесен за то, что не соглашалась бедная невеста рабыня с ними, с барами».

Драма детских лет сказалась на характере Кипренского. В отзывах современников он предстает натурой непредсказуемой, страстной, самолюбивой и гордой. Так, будучи учеником Академии в 1799 году, юноша – Кипренский, по донесению обер – полицмейстера, «утруждал на вахтпараде государя (Павла I. - Т.К.) об определении его на военную службу». За эту дерзость ему был сделан выговор. Более о военной карьере художник Орест Кипренский не помышлял, хотя романтика битв продолжала притягивать его – об этом говорят его блестящие портреты военных.

После окончания Академии Кипренский некоторое время работал в Твери при дворе великой княгини Екатерины Павловны, супруг которой был военным губернатором города. Недавний крепостной был явно влюблен в великую княгиню, и … новый скандал. Вероятно, Кипренский выражал свои чувства более откровенно, чем позволяли светские приличия, а посему был удален из Твери и лишен высокого покровительства. В течении всей своей жизни художник увлекался разного рода грандиозными общественными проектами: будучи в Италии, он выступал за создание русской художественной академии в Риме, ратовал за фантастический план выкупа мощей св. Николая у города Бари и перенесения их в Петербург.

«Безрассудный Орест», «странные выходки, обличающие ненормальное состояние умственных его способностей», «Всегда более или менее причудлив» - такими эпитетами награждали Кипренского знавшие его граф Ф.В. Ростопчин, Н.В. Кукольник, князь Г.И. Гагарин, В.И. Григорович. Эпоха романтизма создала свой миф о творце, который поднимается над толпой, поражая воображение мещан. Жизнь художника – такое же произведение искусства, как и его работы. Но художник часто выступал и творцом, и жертвой собственной легенды, так как молва о нем могла зайти весьма далеко. Так, после возвращения Кипренского в 1823 году в Петербург из Италии распространились слухи об убийстве им собственной натурщицы. Настоящим же виновником пожара, в котором она и погибла, был слуга Кипренского, мстивший за то, что она якобы была виновницей, заразившая его венерической болезнью.

Особое место в жизни Кипренского занимает история его женитьбы – самая необычная любовная история. Во время первого визита в Италию (1816 – 1823), Кипренский влюбился в итальянку Мариуччу, которой было всего шесть лет. «Девочка в маковом венке» - ее портрет.

Девочка в маковом венке. 1819. Холст, масло. 42,5х40,9

И лишь спустя семнадцать лет, справившись с различными жизненными препятствиями, вернувшись в Италию, Кипренский взял ее в жены, чтобы умереть по истечении трех месяцев от воспаления легких. Последний сюрприз он преподнес друзьям после смерти, когда, прийдя проводить его, они оказались на католической мессе. Чтобы повенчаться с Мариуччей, Кипренский тайно перешел в римскую веру. Клотильда - единственная дочь Кипренского – родилась на свет когда великого художника уже не было.

Незадолго до кончины Кипренского русские художники в Риме в знак «признательности и уважения» преподнесли ему серебряный стакан. Какие бы грехи ему не вменялись, о собратьях по художеству живописец заботился постоянно. Кипренский добился увеличения мизерного пособия для командированных в Италию русских художников – «пенсионеров» Академии. « Вы знаете Кипренского, как первого из русских художников, сделавшего известным в Европе; знаете, что он причиной, что нынешние пенсионеры получают вместо шестьсот рублей – три тысячи, знаете, может быть, и другие его заслуги…» - пишет А. Иванов.

Читатели газет в Неаполе. 1831. Холст, масло. 75х65

Когда в 1830 году Кипренский выставил портреты в Неаполе Адама Швальбе и Мариуччи, местные любители искусства заподозрили художника в том, что под своим именем он показал «шедевры древних авторов; первая картина, в шубе старик, была признана за Рубенсову; иные доказывали, что она написана Рембрандтом, девочке не назначили автора, но мне в глаза говорили профессора… якобы в нынешнем веке никто в Европе так не пишет, а особенно в России может ли кто произвести оное чудо…»

Приглядимся к стадиям творческого пути Кипренского, к героям его работ. Орест Адамович окончил Академию художеств в 1803 году по классу исторической живописи. Но, получив золотую медаль за композицию «Дмитрий Донской на Куликовском поле», он неожиданно переходит в портретисты.

Дмитрий Донской на Куликовском поле. 1805. Холст, масло.

Упоминавшийся «Портрет А.К. Швальбе» («Портрет отца») 1804 года – относится к числу первых работ этого жанра, поразившая новизной и зрелостью.

Портрет А.К. Швальбе. 1804. Дерево, масло. 75х65

Полотно изучает энергию огромной силы. Лицо обращено к зрителю, выражение его грозно, рука яростно сжимает трость. Действительно, Кипренский вдохновлялся здесь эрмитажными портретами великих голландцев – Рембрандта и Рубенса. Но это не имитация, а соревнование с великими. Этот портрет, который Кипренский до конца жизни считал самой лучшей своей работой, стал для него программным. Художник был одержим идеей сохранить в себе все школы живописи, «все превосходное, рассеянное в их творениях». Ни больше ни меньше.

В 1809 году он командируется Академией в Москву для помощи в работе над памятником Минину и Пожарскому скульптору И.П. Мартосу. В Москве, где Кипренский проживет два года, он оказывается в благоприятной для творчества среде: посещает дом Ростопчиных, где встречается с Н.М. Карамзиным, К.Н. Батюшковым, В.А. Жуковским, П.А. Вяземским, А.А. Писаревым. К этому периоду относятся многие ныне классические его произведения. «Портрет А.А. Челищева», как и «Портрет сына» Тропинина, открыл детское направление в русском искусстве.

Портрет А.А. Челищева. Около 1809. Холст, масло. 48х38

Романтиков притягивала личность ребенка, живущего в мире не столько разумом, сколько чистотой его сердечных порывов и чувствами. А.А. Челищев (1797 – 1881) воспитывался в Пажеском корпусе, в 1812 году был выпущен прапорщиком в егерский полк и уже скоро сражался под Малоярославцем. (Мальчики той поры рано взрослели, спешили «жить и чувствовать»). В рядах русской армии он дошел до Парижа, состоял членом Союза Благоденствия. После восстания декабристов Челищев сослан не был, но находился под полицейским надзором.

К московскому периоду можно отнести и одну из самых эффективных работ – «Портрет Е.В. Давыдова».

Портрет Е.В. Давыдова. 1809. Холст, масло.

В 1812 году за него, а также за портреты Гагарина и Кусова, художник получил академическое звание.

Портрет А.И. Кусова. 1809. Холст, масло

Портрет Вилло. 1813. Бумага, итальянский карандаш, пастель

Портрет И.А. Гагарина. 1811. Холст, масло

Долгое время портрет считался изображением знаменитого партизана Отечественной войны 1812 года, поэта – гусара Давыдова Дениса Васильевича. Ныне установлено, что он изображает двоюродного брата Дениса Давыдова – Евграфа Владимировича, который тоже известен как участник войн с Наполеоном: сражался под Аустерлицем, в 1813 году после битвы под Люценом получил в награду золотую шпагу с бриллиантами и надписью «За храбрость». В «битве народов» под Лейпцигом Е.В. Давыдов лишился правой руки ниже локтя и левой ноги и . Но на портрете увечья еще не коснулись Давыдова. Перед нами блестящий полковник в лейб – гусарском мундире.

Портрет В.А. Томиловой. 1813.

Бумага на картоне, итальянский карандаш, сангина, пастель.

Портрет С.С. Уварова. 1816.

Холст, масло.

Портрет Ю.П. Литты. 1813.

Холст, масло.

Однако задумчивые, печальные глаза, скользящие по лицу и фигуре тревожные тени, фон ночного парка усложняют настроение портрета, создают впечатление одновременно и бравады, и грусти. Кипренский преобразовывает традиционную схему репрезентативного портрета. Для него важны не знатность и богатство модели, а индивидуальные качества. Военная служба, подвиг для Кипренского – не долг, а страсть.

В 1810-е годы Кипренский открывает для себя жанр камерной графики. Если в XVIII веке в рисунках виделись лишь прелюдия к живописному полотну, то у Кипренского камерный графический портрет впервые в России приобретает роль самостоятельную. Графика Кипренского – графика живописца: он любит работать цветными пастельными мелками, акварелью, итальянским карандашом. Среди шедевров художника – портреты А.П. Бакунина, лицейского товарища Пушкина, юной Натальи Кочубей, трогательной девочки – калмычки, генерала Е.И. Чаплица, героя взятия Измаила и битвы при Аустерлице.

Портрет Е.И. Чаплица. 1813.

Бумага, итальянский карандаш.

Портрет А.П. Бакунина.

1813. Бумага, итальянский карандаш, пастель. 30,2х25

Калмычка Баяуста.

1813. Бумага, итальянский карандаш, пастель.

Среди героев романтизма важное место занимали стихотворцы. Кипренский сохранил для нас двух главных поэтов Жуковского и Пушкина.

Портрет В.А. Жуковского. 1816. Холст, масло. 64,8х58,1


Портрет А.С. Пушкина. 1827. Холст, масло. 63х54

Своим портретом Пушкин был очень впечатлен, ответив на свой портрет известными миру стихами, которым он дал название "Кипренскому ". Воссоздать портрет Пушкина заказал друг поэта А.А. Дельвига. После ухода из жизни Дельвига Пушкин приобрел картину у вдовы на средства из вознаграждения за издание произведения «Борис Годунов». Эта картина висела в квартире Пушкина на Мойке. Он этот портрет ценил больше остальных своих портретов. В этой работе художника интересует изначально творческая ипостась социальная природа поэта. Фигура на его портрете очищена от бытовых повседневных деталей. Портрет, казалось бы задуманный как живописный памятник, символизирует некоторую определенную идеализация внешней красоты Пушкина.

Кипренский замечателен и своими женскими образами. Предпочитал он не блещущую здоровьем молодость, а красоту, уже утратившую яркие краски, но одухотворенную опытом сердца. Одна из самых выдающихся работ – «Портрет Е.П. Ростопчиной».

Портрет Е.П. Ростопчиной. 1809. Холст, масло. 77х61

Его отличие - это отсутствие какой бы то ни было позы, что – то не изжитое в облике с детских лет, беззащитность и хрупкость. Графиня Екатерина Петровна была человеком многих талантов – рисовала, занималась изящной столярной работой, резьбой по кости. За три года до написания портрета тайно перешла в католичество, но со временем об этом узнали. После смерти мужа, Ф.В. Ростопчина, графиня по его завещанию была устранена от воспитания сына Андрея. Но в год создания портрета драма еще не разразилась. Ф.В. Ростопчин относился к жене с благоговением и видел в ней «все, чем счастлив и награжден от Бога на сем свете».

В пару этому полотну Кипренский пишет изображение самого Ф.В. Ростопчина.

Портрет Ф.В. Ростопчина. 1809. Холст, масло.

Традиция парного портрета, идущая из XVIII века, в эпоху романтизма претерпевает изменения. Портреты супругов уже не столь тесно связаны композиционно и по цветовой гамме. Каждый – индивидуальность и требует особых художественных средств. «Портрет графа Ф.В. Ростопчина» рисует характер волевой, энергичный и даже деспотичный. Этот некогда любимец Павла I, при Александре I Ростопчин попал в опалу, с 1801 года находился в отставке и жил в Москве (поэтому на портрете он в штатском). С началом Отечественной войны 1812 года он был назначен генерал – губернатором и главнокомандующим Москвы. Кипренский изобразил его в момент паузы в бурной карьере.

В Италии Кипренский жил как «пенсионер» императрицы Елизаветы Алексеевны. Там он увлекается Возрождением – Рафаэлем, Леонардо да Винчи, а также искусством современных ему немецких художников, так называемых «незарейцев».

Отблеск римских впечатлений – в «Портрете Е.С. Авдулиной». Он отличается большей пластической ясностью, линейной четкостью контуров, выверенной композицией.

Портрет Е.С. Авдулиной. 1822. Холст, масло.

Присутствует в нем и прямая цитата из «Моны Лизы»: сложенные руки совершенной формы. Срезанный белый левкой в бокале – символ уходящей молодости. Использование символики цветов встречается в других работах Кипренского, например, в «Девочке в маковом венке», где мак – символ сна и ночи, а гвоздика – символ невинности.

В портретах Кипренского, очень современных и разнообразных, русское общество узнавало себя. Путь творца был очень непростым, ему знакомы были кризисы в творчестве, его художественная программа поражает сложностью и эстетическим максимализмом. Из-за характерной натуры Кипренского, он был часто не понятен, но все же любим. Уже современники видели в нем одну из самых великих личностей искусства русского творчества. После смерти художника Александр Иванов напишет: «Чувствуя все величие таланта Кипренского по художествам и почитая высоко его добродетели, мы, художники… сложились поставить монумент в церкви, где был отпет и оплакан нами великий предтеча художников русских, сделавшийся известным всему просвещенному свету».

Портрет Е.А. Телешевой в роли Земли. 1828.

Холст, масло. 64,2х55,5

Портрет Н.П. Трубецкого. 1826. Холст, масло.

Портрет А.А. Олениной. 1828.

Бумага, итальянский карандаш. 22,5х17,8