Отличный сайт о художниках: http://stoicka.ru/.Самые знаменитые художники России

 

 
 

Микеланджело Меризи де Караваджо

Зинаида Евгеньевна Серебрякова

Краски московской палитры

Зинаида Серебрякова

"В ее искусстве столько милой, ласковой прелести, оно такое по существу близкое, оно так просто и прямо говорит сердцу и уму, что трудно быть вполне объективным, когда говоришь о нем..." А. Бенуа

Картины Серебряковой Зинаиды Евгеньевны восхищали и восхищают публику, о ней писали и пишут, она участвовала в престижных выставках и блистательных проектах. В компании с выдающимися художниками Кустодиевым и Петровым - Водкиным расписывала новый Казанский вокзал. А 30 января 1917 года совет Петербургской Академии художеств выдвинул Зинаиду Серебрякову на звание академика.

Путь в искусстве (равно как и признание этого искусства) многих художников одинаков: годы учебы и упорного труда, постоянное участие в выставках и постепенное привыкание зрителей к новому имени. Поэтому поразительный успех выставившейся впервые двадцатипятилетней художницы стал неожиданным сюрпризом буквально для многих: для ее родных, и для бесчисленной художественной публики. На седьмой выставке Союза русских художников, открывшейся в 1910 году, дебютом художницы стала картина "За туалетом. Автопортрет".

За туалетом. Автопортрет. 1909. Холст на картоне, масло. 75х65

Искусство конца XIX века часто обращалось к изображению полуодетых дам с прекрасными длинными распущенными волосами. Это был излюбленный мотив искусства стиля модерн, он бытовал в солонной живописи, проникал в декоративно - прикладное искусство, рекламную графику, в скульптурное оформление многих зданий. Но смысл произведения Серебряковой - бессознательная антитеза модерну, причудливости которого противопоставлена простота, изнеженности - здоровье, мечте о далеком и таинственном - счастливая и поэтическая обыденность, раздвоенности - гармония. "Зима в этот год наступила ранняя, все было занесено снегом... выйти нельзя - но в доме на хуторе тепло и уютно, и я начала рисовать себя в зеркале и забавлялась изобразить всякую мелочь на туалете", - много позже вспоминала художница.

Еще со времен "Девочки с персиками" В.Серова (1887г) русские художники любили и умели передавать красоту и многообразие белого цвета. В автопортрете Зинаиды белый цвет зимы в себе соединил нежно-голубой, светло-сиреневый, бледно-золотистый, и вся эта цветовая перламутровость воплотилась в простую комнату с белой постелью, белой одеждой, белой стеной и белым кувшином для умывания. А в контрасте с этой белизной - сочное темное пятно волос,уравновешенное коричневым цветом рамы зеркала. Лицо, плечи и руки, написанные тонкими лессировками, кажутся драгоценной инкрустацией. На светлом фоне ясно вырисовывается силуэт фигуры. Линия - одно из ярких главных средств портретов Серебряковой - обобщенная, гибкая, великолепно моделирующая характерную форму.

Автопортрет на всю жизнь остался обожаемым жанром художницы, может быть, потому, что в нем, являясь самой доступной для себя моделью, легче всего было экспериментировать. Она навсегда сохранит привязанность к классической ясности и выразительности целостности образа. Ранние ее автопортреты, женственно - романтические или шаловливо - забавные ("Девушка со свечой", 1911г., "Автопортрет в шарфе", 1911г.), сменяются образами печальными, меланхолически - задумчивыми ("Автопортрет", 1922г.).

Девушка со свечой. 1911. Холст, масло. 72х51

Автопортрет в шарфе. 1911. Бумага, акварель, темпера. 36,9×29,6

Автопортрет в белой кофточке. 1922. Холст, масло. 69х56

Между этими полотнами не просто годы и не только рост мастерства и утверждение имени художницы как кандидата на звание академика живописи, но и выдающиеся драмы начала XX века: первая мировая война и октябрьский переворот 1917 года. И для того, что бы понять почему художница, которой судьба отпустила долгую (более 80 лет) жизнь, известна на Родине только половиной своих работ, следует обратиться к истории ее жизни, ее семьи.

Крестьяне. Фрагмент одного из несохранившихся вариантов картины "Жатва". 1914-1915. Холст, масло. 123х98

Турция. Эскиз панно для Казанского вокзала. 1915 - 1916.

Картон, темпера, графитный карандаш

Статуя Фавна в саду дома Юсуповых в Петрограде. 1923.

Бумага, гуашь, акварель. 61х48

Прадед ее по линии матери, потомок венецианцев Кавос Альберт, получил масштабную известность как театральный строитель. В 1855-1856 гг. именно он перестраивал в Москве Большой театр после пожара. Дед Серебряковой, Бенуа Николай Леонтьевич, был известным архитектором, академиком и профессором. Дядюшка, Бенуа Александр Николаевич, - известный историк искусства и художник, основатель "Мира искусства". Мать художницы, Бенуа Екатерина Николаевна, Лансере в замужестве, будучи юной посещала Академию художеств и брала уроки у именитого преподавателя П.П. Чистякова, великолепно рисовала. Отец, Лансере Евгений Александрович, был знаменитым русским скульптором. Наконец, родной брат, Лансере Евгений, живописец и график, работал в области монументального художества (росписи гостиницы "Москва" и ресторана Казанского вокзала в Москве). Безусловно, что воспитываясь в такой семье, она не могла не стать художницей.

Зинаида Евгеньевна вышла замуж в 1905 году по большой любви за своего двоюродного брата (для брака понадобилось разрешение архиерея) - студента - путейца Бориса Анатольевича Серебрякова, у них было четверо детей: Татьяна, Евгений, Екатерина и Александр. Знавшие семью Серебряковых всегда восхищались красотой ее детей. "Тата потрясала своими темными глазами матери, радостными, блестящими и живыми... Женя - с голубыми глазами блондин... и Шурик - шатен... слишком ласковый и нежный для мальчика". Именно их художница запечатлела на картине "За завтраком" (1914 г.). За столом трое детей - Женя, Саша и Таня глядят на мать - художницу с такой ласковой любовью, открытой надеждой и ожиданием. В те дни, когда дети Серебряковой сидят "За обедом", художница в зените славы. Кати на картине нет: слишком маленькая девочка, чтобы сидеть спокойно за столом. Грудная Катя по другую сторону мольберта, на руках у кормилицы.

Создать детский портрет - задача весьма трудная. Ребенок не может находиться долго на одном месте, настроение его очень изменчиво, и художнику нужно молниеносно схватить самые непредвиденные выражения лица, настроение, позу. Выбор жанрового мотива дал возможность показать детей в действии, выявив их индивидуальную реакцию на происходящее, раскрыть характеры. Стоит так же обратить внимание на то, как великолепно написан натюрморт на столе - совсем в традициях старых голландских мастеров.

За завтраком. 1914. Холст, масло. 88,5х107

В юные счастливые годы художница писала людей из своего окружения: своих родных, детей и близких. "Портрет Ольги Константиновны Лансере" (1910 г.), жены брата художницы, сначала кажется похожим на картину "За туалетом".

Портрет Ольги Константиновны Лансере. 1910.

Бумага, темпера, карандаш

Но порывистость и внутренний динамизм автопортрета сменилась здесь уравновешенным спокойствием. Голубая тихая зима превратилась в звучную цветистость красочного летнего дня. Казалось бы, одинаковый мотив (утренний туалет), но в портрете Ольги Лансере совсем иной женский характер. Может, из - за спокойно-торжественной вертикали ниспадающих волос, или из-за того, что лицо с большими глазами и выразительной ямочкой на подбородке классически овально, или из - за округлой законченности ручного зеркальца.

В тех, кого пишет Серебрякова, не ощущается глубоких личных переживаний, мучительных раздумий о жизни, противоречий между идеалом и действительностью. И потому портреты Серебряковой всегда "книга" о человеке, живущем гармоничной и спокойной жизнью, о его душевной теплоте, благородстве, сознании собственного достоинства.

Такое понимание идеала человеческой личности во многом сближает творчество Серебряковой с искусством XVIII в., коим так увлекались петербургские художники начала XX века. У ее улыбающихся или задумавшихся моделей не трудно заметить одинаковый абрис рук, одинаковые миндалевидные глаза, одинаковый характер лиц. И это стремление наделить импортируемых идеальной "благородной красотой", несомненно, так же обнаруживает духовную связь Серебряковой с художниками эпохи классицизма.

Проводя часть года в "Нескучном", имении между Курском и Харьковом, художница не могла не обратиться к крестьянской теме. Спустя десятилетия пожилые колхозницы вспоминали, как юными девушками позировали для многих ее картин ("Молодуха. Мария Жигулина", 1909 г.).

Дом в Нескучном. 1919. Бумага, темпера. 47,3х63

Молодуха. (Мария Жегулина). 1909.

Бумага на картоне, уголь, акварель, темпера. 57,2х44,2

Беление холста. 1917. Холст, масло.

Ее крестьянский цикл явно характеризует отличия от всего, что создали на эту тему современники: А.Архипов, К.Петров - Водкин, К.Юон, Н.Гончарова. У Зинаиды самые простые события жизни крестьян преобразовываются в грандиозные полотна, возвышавшие сцены труда: "Жатва" (1915 г.) или "Беление холста" (1917 г.).

Сродни фольклорно - песенному началу, она идеализирует своих героев и никогда не огрубляет их. Законченность и цельность, их лад и мерный ритм похожи на закономерность устойчивой гармонии, которые существуют в природе. Высокий горизонт в одном произведении и низкий - в другом - единые и в то же время разные композиционные приемы, выявляющие монументально - фресковое начало в полотнах. Цветовая звучность отчетливых пятен одежд мягко гармонирует с цветом поля в "Жатве" или контрастирует с цветом неба в "Белении холста".

А как она любила писать пейзажи! К этому жанру художница обратилась очень рано. В ее "Зеленях осенью" (1908 г.) мы находим образность мышления, простоту и лаконизм.

Зеленя осенью. 1908.

Бумага на картоне, гуашь, акварель. 43,5х45,5

Именно стремление к "большому стилю" позволило Серебряковой принять предложение создать декоративные панно для зала ожидания Казанского вокзала (архитектор Щусев). Пряную экзотику Востока она решила воплотить в обнаженных женских фигурах, символизирующих Индию, Турцию, Сиам и Японию ("Одалиска", 1916 г.). Классическая красота обнаженного женского тела всегда была интересна художнице. Яркие охристые фигуры на сияющем ультрамариновым фоне могли, несомненно, украсить внутреннее убранство здания... Но начавшаяся первая мировая война не позволила реализовать эти планы.

После октября 1917 года жизнь художницы можно охарактеризовать строкой С.Есенина: "Скатилась со счастья вожжа". В 1919 году ее муж умирает от тифа. Далее следует расхищение и гибель обожаемого "Нескучного". Тридцатипятилетняя вдова с четырьмя детьми и матерью оказывается сначала в Харькове, а позднее, в декабре 1920-го, в Петрограде. В своем письме сыну Николаю мать Зинаиды пишет, как она рада за дочь, что та являясь портретисткой, находит желающих дамочек иметь свой портрет. На "Автопортрете" (1922 г.) опять появляется Серебрякова - художница с кистью в руке у холста.

Автопортрет. 1922. Бумага, пастель. 45х37

Все то же милое лицо, все те же миндалевидные глаза.

...Жизнь идет свои чередом: старшие дети продолжают учебу, а Тату принимают в балетную школу при Мариинском театре. Вот тогда то и появился в картинах Серебряковой волшебный и удивительный мир кулис и балета: "Девочки - сильфиды" (1924 г.);

Девочки - сильфиды. (Балет "Шопениана"). 1924. Холст, масло.

Балетная уборная. Снежинки (Балет Щелкунчик).

1923. Холст, масло.

 

"Портрет балерины В.К. Ивановой в костюме испанки" (1924 г.);

Портрет балерины В.К. Ивановой в костюме испанки.

(Балет И. Байера "Фея кукол".) 1924.

Бумага, пастель. 59х46

мир почти забытого карнавала "Портрет Д.Д. Бушена в маскарадном костюме" (1922 г.).

Портрет Д.Д. Бушена в маскарадном костюме 1922.

Бумага на картоне, пастель

Портрет балерины А.Д. Даниловой в театральном костюме 1922.

Бумага, пастель. 75 х 53,5

Сцены за кулисами в ее полотнах напоминают кинематографические кадры: в них живет остановившееся мгновение. В августе 1924 г. по совету уже жившего тогда в Париже А.Н. Бенуа, дяди художницы, Зинаида Евгеньевна выехала во Францию. Она рассчитывала, что сможет, продав там свои работы, вернуться на Родину, поправив материальное положение семьи. Увы, вернуться на Родину не суждено было исполниться. Необходимость выполнять заказы к определенному сроку, поиск новых все больше и больше задерживали художницу. Она не обладала "бойцовским" характером, а завоевывать парижскую публику было нелегко. В 1925 году сын Шура приехал к матери в Париж, а немного позже, в 1928 году, к ней приехала дочь Катя. Много работая, она прожила с ними оставшуюся жизнь во Франции, скучая по оставленным другим своим детям, с которыми она встретилась после второй мировой войны.

Этот этап жизни художницы ознаменован произведением новых полотен, таких, как "Портрет Иды Велан" (1926 г.), пейзажей "Френель. Крестьянская ферма" (1926 г.) или "Ментона. Пляж с зонтиками" (1931 г.).

Френель. Крестьянская ферма. 1926. Бумага, темпера, лак

Портрет Иды Велан. 1926. Бумага, пастель.

Ментона. Пляж с зонтиками. 1931. Бумага, темпера

Живя во Франции, Серебряковой посчастливилось побывать дважды в Марокко, что дало ей совершенно незнакомые ранее, новые ощущения. В письме брату, она писала, что ее впечатлило все здесь до крайности - и все расы человеческие, перемешанные здесь, и костюмы самых различных цветов. Она писала ему , что вот уже две недели как здесь, но так обалдела от новых впечатлений, что ничего не может сообразить, как и что рисовать. Деликатный и робкий человек, она всегда, и с годами особенно, стеснялась работать на натуре. Необходимо было сосредоточиться и в максимально короткое время запечатлеть "убегающую" натуру. Но у нее всегда был верный глаз, твердая рука, и быстрые наброски пастелью ей всегда удавались. "Портрет молодого рыбака", 1934 г.;

Портрет молодого рыбака. 1934. Бумага, пастель, уголь. 62,4×47,5

"Базар", 1928 г.

Базар. 1928. Бумага, пастель

Зинаида Евгеньевна Серебрякова умерла в 1967 году в возрасте 83 лет в Париже...

В марте 1995 года в Париже в посольстве России перед избранной публикой предстала замечательная выставка - работы Зинаиды Серебряковой из коллекции ее детей, Александра и Екатерины. Выставка эта стала для всех настоящим праздником: такой теплотой, искренностью и свежестью повеяло на зрителей. А на стене в глубине зала располагался ее пятиметровый знаменитый ранний автопортрет "За туалетом", репродуцированный в технике шелкографии .

Портрет Е.Н. Гейденрейх в белом парике. 1924. Бумага, пастель. 59х46

Портрет Л.А. Ивановой в театральном костюме. 1922.

Бумага на картоне, пастель, акварель. 62х47

Бретонка. 1934. Бумага, пастель. 63,2×47

 

 

 

 

Смотреть галерею Серебряковой Зинаиды Евгеньевны