Отличный сайт о художниках: http://stoicka.ru/.Самые знаменитые художники России

 
 

Алексей Кондратьевич Саврасов  

Иван Иванович Шишкин  

Жан Дезире Гюстав Курбе

Владимир Гау

Имя Владимира Ивановича Гау хорошо известно любителям русской портретной и миниатюрной живописи. Он стал патриархом русского акварельного и миниатюрного портрета, видел его расцвет и тихое угасание, вызванное стремительным развитием фотографии.

 

Русская живопись золотого века русского искусства XIX столетия представлена шедеврами гениальных творцов, среди которых детища В.Е. Маковского, И.К. Айвазовского, К.П. Брюллова, А.Г. Венецианова, А.П. Боголюбова, А.А. Иванова, И.И. Левитана, В.А. Тропинина, И.Е. Репина. Отдельное место среди данных имен занимает имя Владимира Ивановича Гау. Художник предпочитал акварель, и картины, исполненные им в технике масляной живописи, встречаются весьма редко.

Владимир Гау создал целую галерею образов представителей великосветского Петербурга середины - второй половины XIX столетия. В то время, до появления фотографии, карандашные и акварельные портреты были неотъемлемой принадлежностью дворянской бытовой культуры, обязательными предметами интерьера: «портретные рисунки превращались в предметы художественной утвари, используемые в домашнем убранстве»; а также домашними и семейными реликвиями: акварельные портреты «дарили нареченным, оставляли на память близким или брали с собой, отправляясь в дальний путь». Гау, ведущий мастер русского акварельного портрета, был в большой моде, имел огромное количество заказов в самых высоких кругах русского общества. Будучи, прежде всего, придворным художником, Гау «снимал портреты» многих представителей Российского Императорского. Именно поэтому советское искусствоведение именовало Гау «певцом русской аристократии», вследствие чего творчество художника не попало в сферу его научных интересов. Хотя портреты кисти Гау хранятся во всех крупных музеях Российской Федерации, в частных коллекциях, время от времени появляются на антикварном рынке, художник мало известен широкой публике. Большинство знает Гау лишь как автора портрета Н.Н. Пушкиной, а творчество его изучено недостаточно.

Портрет Натальи Николаевны Пушкиной. 1842.

Бумага, акварель

Портрет Натальи Николаевны Пушкиной. 1842 – 1843.

Картон, акварель, белила

Портрет Натальи Николаевны Пушкиной. 1841.

Бумага, акварель

До сих пор нет ни монографии, ни даже фундаментальных научных статей, посвященных портретному искусству Гау, а список литературы, в которой упоминается его имя, умещается на трех страницах.

Владимир (Вольдемар) Иванович Гау родился 4 февраля 1816 года в Ревеле в семье художника Иоганна Гау (1771 - 1838), у которого получил первые уроки рисования, как и старший брат Эдуард (1807 - 1877) - известный художник - акварелист, оставивший многочисленные изображения интерьеров императорских дворцовых резиденций Петербурга и окрестностей. Уже в то время мальчика проявился интерес к изобразительному творчеству, его склонность изображать людей стремительно возрастала. В юности уроки рисования ему преподавал придворный художник Карл фон Кюгельхен (1772 - 1832), живший в последние годы своей жизни в Ревеле. Учитель с интересом наблюдал за своим учеником, проявлял требовательность и дружественную благосклонность. По содействию Кюгельхена уже совсем скоро, Гау стал получать заказы на портреты.

Первый творческий успех выпал на его долю в 1832 году, когда 16 - летнему художнику выпал случай нарисовать портреты великих княжон Марии, Ольги и Александры, а также мореплавателя графа Ф.П. Литке, на корабле которого девочки отправлялись на морские купания. Именно акварельный портрет графа Ф.П. Литке, положило начало карьеры юного художника. Гау был представлен ко двору. Портреты дочерей, которые поручила написать императрица Александра Федоровна шестнадцатилетнему юнцу, понравились, и она взяла рисовальщика под свое покровительство.

Портрет великой княгини Марии Николаевны.

1844. Бумага, акварель

Портрет великой княжны Александры Николаевны.

Около 1840. Бумага, акварель

Портрет великой княжны Ольги Николаевны.

1840 – 1844. Бумага, акварель

По ее личной рекомендации Вольдемар Гау поступил в Императорскую Академию художеств в класс батальной живописи, где так же ему была назначена императрицей стипендия. Баталический живописец Зауервейд, несмотря на иностранную фамилию, был истый патриот. Ему не было равных в изображении военных сцен, а особенно лошадей. В свою бытность в Париже, в 1812 году, он рисовал для Наполеона I - го его лошадей. Преподавателю удалось своему ученику еще больше усилить живой интерес к искусству, развил у него наблюдательность и вкус, познакомил с академическими канонами. Но через год Гау отказался от императорской стипендии, так как был уже состоятельным благодаря собственным трудами и желал предоставить деньги другому бедняку из числа студентов Академии. Он высказал это государыне, и она, тронутая великодушным поступком, попросила молодого человека написать ее портрет. Он удался превосходно. В награду императрица подарила Гау золотые часы на цепочке.

Портрет императрицы Александры Федоровны в гостиной Коттеджа в Александрии.

1834. Бристольский картон, акварель, белила, лак

В 1836 году Гау получает звание неклассного художника и Большую серебряную медаль, после чего покидает стены Академии художеств, а спустя еще незначительное время уезжает работать за границу, а так же снискать новые знания и навыки мастерства, обычаем чего было заведено в академической практике обучения. Он останавливается в Берлине и Риме, и это путешествие принесло художнику огромную возможность сформировать в себе гениального мастера.

Между немецким и русским искусством 1830 - 1850 годов существовала тесная связь, поэтому Гау с легкостью примкнул к немецко - австрийской традиции. Непосредственными его учителями, выходцами из немецкой культуры, были прибалтийские художники - немецкий художник - пейзажист Карл фон Кюгельхен и художник батальной живописи Александр Зауервейд. Сам же он был родом из прибалтийских немцев. Уже к началу 1840 - х годов Гау абсолютно сложился как мастер европейского уровня, работы которого характеризовались яркой индивидуальной творческой манерой.

В 1840 году Гау становится придворным живописцем - должность, узаконившая признание его высокого дара при Императорском Дворе. Наступает наиболее плодотворный и наиболее счастливый период его деятельности. Более тридцати лет он был ведущим мастером русского акварельного портрета. Его творчество прекрасно передает не только внешне видимые приметы времени, но и духовную атмосферу николаевской эпохи.

В 1840 - 1850 - е годы художник пишет многочисленные портреты государыни, супруги государя Николая II, императрицы Александры Федоровны и императора Николая I, великих княжон и князей. Его уроки рисования посещают особы Императорской династии. В 1844 году Гау получает лестный заказ: написать по случаю столетнего юбилея портреты всех офицеров Кавалергардского полка. Гау занимался этой работой два года. Сохранилось несколько сот его акварелей, среди которых портреты первых красавиц николаевского царствования, военных, крупных чиновников: Э.К. Мусиной - Пушкиной, баронессы Е.Н. Менгден, графини А.В. Бобринской, А.С. Шереметевой, А.А. Олениной, княгини А.А. Голицыной, князя В.А. Голицына, Н.Н. Пушкиной - Ланской, Е.М. Хитрово, А.А. Столыпина (Монго), Е.А. Полетики, баронессы А.К. Шернваль, митрополита Филарета, графа В.А. Мусина - Пушкина, К.К. Бенкендорфа, княгини Юрьевской и других представителей великосветского Петербурга.

Среди наиболее известных работ Гау второй половины 1850 - х годов - посмертный портрет императора Николая I «Император Николай I на смертном одре».

Николай I на смертном одре. 18 февраля 1855. Рисунок на бумаге

С него была сделана литография, которая в большом количестве продавались на различных ярмарках по всей России. Впрочем, с оригиналов Гау была сделана ни одна серия литографированных портретов, чьи изображения лиц чаще всего тиражировались, - прежде всего, представителей правящей династии. Творчество Гау определяло развитие русского акварельного портрета в 1840 - 1860 - е годы. Затем неумолимо наступил упадок, вызванный победным господством фотографии. Нет, камерный портрет не исчез, он пытался приспособиться к новым веяниям времени, найти новые формы существования. Многие акварельные портреты начинают имитировать произведения масляной живописи или даже воспроизводить фотографические изображения. Они становятся значительно крупнее по размерам, более насыщенными в цветовом отношении.

К тому же, «в условиях начавшейся демократизации культуры, портреты Гау, бывшие как бы символом аристократической безупречности, стали казаться холодными и слишком красивыми». В результате Гау очень рано отказался от художественной деятельности. Ослабленное зрение в поздние годы жизни дало преимущество для рисования маслом, но писал он не на заказ, а только для собственной радости.

В 1860 - х годах Гау пишет «Портрет неизвестной в красной феске». Гау - непревзойденный мастер акварельной техники, его кисть уверенно и достоверно передает тяжесть черного шелкового кринолина, воздушную легкость рукавов, тонкий узор кружева и золотого шитья на черном бархатном жакете и красной феске.

Портрет неизвестной в красной феске. 1860. Бумага, акварель

Прекрасно написана матовая бледность лица молодой женщины, которую эффектно оттеняют вьющиеся темные волосы и крупные серьги, украшенные камнями с бирюзово - изумрудным отливом. Этот дополнительный цветовой акцент в наряде героини удачно перекликается с пейзажным фоном, где в обрамлении роз, ипомей, листьев олеандра и виноградных лоз открывается вид на гладь воды и горную вершину. Прелестная,почти идиллическая картина.

При всем живописном великолепии этого довольно редкого зрелого произведения В.И. Гау приходится заметить, что оно написано уже в эпоху, когда жанр камерного и миниатюрного портрета достиг высшей точки своего развития.

На портрет достаточно только посмотреть, чтобы увидеть близость его композиционной схемы ко многим литографированным листам Анри Греведона, а использование элементов восточного костюма только усиливает это сходство.

Имя Греведона, пожалуй, мало что скажет современным любителям старины, но в период правления императора Николая I это был один из самых модных художников - граверов. И дело не только в том, что Греведон несколько лет проработал в Петербурге. Главным свидетельством популярности парижанина был своеобразный эффект его присутствия во многих петербургских домах. Обладая неоспоримым мастерством рисовальщика, Анри Греведон в разных графических техниках создавал портретные изображения, в том числе серии рисунков для литографских мастерских.

Лучшие работы В. Гау отличает безукоризненность исполнения, четкость композиции, правильный рисунок. Творческая манера Гау узнаваема, она ярко вырисовывается и в живописных портретах «Дети герцога Лейхтенбергского» и «Дети принца Ольденбургского».

Гау неоднократно создавал детские портреты, в том числе императорских и великокняжеских детей: дочерей Николая I - великих княжон Марии, Ольги и Александры; дочерей великого князя Михаила Павловича и великой княгини Елены Павловны - Екатерины, Елизаветы и Марии и др. Несколько раз он изображал и детей герцога Лейхтенбергского и принца Ольденбургского. Так, в 1844 году Гау пишет «Портрет Николая Максимилиановича Лейхтенбергского ребенком», в 1845 - м - «Портрет великой княгини Марии Николаевны с детьми». В 1849 году именно за портреты великой княгини Марии Николаевны с детьми и ее супруга герцога Максимилиана Лейхтенбергского - президента Академии художеств - Гау был утвержден в звании академика акварельной живописи.

Портрет герцога Н.М. Лейхтенбергского ребенком. 1844.

Бумага, акварель, белила

Портрет великой княгини Марии Николаевны, герцогини Лейхтенбергской, с детьми Николаем и Марией.

1845. Бумага, акварель

С высокой степенью таланта воспел художник в своих картинах скандинавскую красавицу Аврору Шернваль Фон Валлен и ее младшую сестру Эмилию. На «Портрете Авроры Карамзиной» подчеркнуты большие глаза, тонкая талия, чудные темные волосы и милая улыбка. Воедино в девушке сплелись образованность и начитанность, скромность и душевность, наивность и мудрость.

Портрет Карловны Шернваль - Демидовой - Карамзиной. 1845.

Бристольский картон, акварель, белила, карандаш, лак, процарапывание

Портрет Авроры Карловны Шернваль - Демидовой - Карамзиной с сыном.

Бристольский картон, акварель, белила, карандаш, лак, процарапывание

Портрет графини Э.К. Мусиной - Пушкиной. 1840.

Бристольский картон, акварель, белила, карандаш, лак, процарапывание

В XIX столетии акварельные портреты, вошедшие в бытовую культуру русского общества, обычно заказывались несколько раз в жизни в ознаменование определенных событий. Появление детского портрета в истории русского искусства относится к середине XVIII века. Изначально детских портретов было немного, создавались они либо для фамильных портретных галерей, либо для подготовки будущих династических браков. В то время детство еще не осознавалось как особый этап человеческой жизни, «дети воспринимались как маленькие взрослые: их судьбы определялись рождением, а поведение - принадлежностью к социальной группе». Поэтому герои детских портретов «скорее производят впечатление уменьшенных копий взрослых дам и кавалеров, подражая им позами, выражением лиц, костюмом, прической. Индивидуальность живой натуры ребенка почти не пробивается сквозь маску времени». Образный типаж ребенка в живописи той эпохи складывался из культуры и вкусов общества - «домостроевских» традиций и подражания западной моде, «взрослости» и «кукольности» одновременно.

Портрет детей герцога Лейхтенбергского, 1852.

Бристольский картон, акварель, белила, лак

Групповой портрет детей Великой княгини Марии Николаевны.

Около 1863. Бристольский картон, акварель, белила, лак

Портрет детей из великокняжеской семьи.

Бумага, акварель

Детей одевают в одежду, полностью копирующую взрослые фасоны. Считалось, что «у детей должен быть мир взрослых интересов, а само состояние детства - это то, что надо пробежать как можно скорее». Подлинное открытие феномена детской индивидуальности происходит только в начале XIX столетия, что непосредственно связано со сменой мировоззренческой парадигмы эпохи. В эпоху романтизма ценность личности ребенка и его уникальное мировосприятие были открыты в живописи Ореста Кипренского, эту линию продолжили В.А. Тропинин и А.Г. Венецианов. Впоследствии трактовка темы детства в русском портрете второй половины XIX века станет одним из пунктов размежевания салонно - академического и реалистического искусства.

Творчество В.И. Гау во многом связано с салонно - академическим искусством. Выпускник Императорской Академии художеств, он унаследовал ее принципы и традиции, которые впоследствии развил в своем творчестве. Во многом Гау идет за А.П. Брюлловым, открывшим в русской акварели тип идеализирующего «салонного» портрета. Детская миловидность представлялась исключительно благоприятным материалом для салонной живописи с ее специфическим пониманием красоты. В творчестве художников - академистов, тяготевших к салонному направлению, дети предстают в двух ипостасях: это «дети - ангелы» и «дети - цветы жизни». Элементы салонности проявляются в детских портретах в «изысканности колористического строя, тщательной подобранности антуража, идиллической сглаженности психологических характеристик».

Детский портрет. 1842.

Бумага, акварель, белила

Великие князья Александр Алексеевич и Алексей Алексеевич в платье девочки в детском саду.

1853. Бумага, акварель, белила

Портрет великих княжон Марии, Елизаветы и Екатерины.

1838. Бумага, акварель, белила

Особенности «салонной» манеры очевидны в созданных Гау групповых портретах детей Лейхтенбергских и Ольденбургских. В обоих портретах руку акварелиста выдает миловидная кукольность изображенных. Позируя, дети будто подражают взрослым, но художнику все же удается схватить особенности детского характера, его наивность и непосредственность. Главное стремление живописца - «передать особую прелесть детского лица», что и стало основным содержанием его детских портретов, а со временем приобрело в его творчестве черты художественного стереотипа.

Вполне возможно, что групповые портреты «Дети герцога Лейхтенбергского» и «Дети принца Ольденбургского» создавались как парные. Оба полотна написаны в технике масляной живописи, имеют практически одинаковые размеры. На обеих картинах изображены младенцы - младшие дети семей, родившиеся годом ранее (Георгий Лейхтенбергский и Тереза Ольденбургская). Возможно, работы были исполнены по заказу императора Николая I или его супруги Александры Федоровны. Примечательно, что впоследствии представители родов Лейхтенбергских и Ольденбургских, изображенные на картинах Гау, дважды породнились: в 1868 году состоялось браковенчание принца Александра Петровича Ольденбургского и герцогини Евгении Максимилиановны Лейхтенбергской, а в 1879 году узами брака сочетались герцог Георгий Максимилианович Лейхтенбергский и принцесса Тереза Петровна Ольденбургская.

Портрет принцессы Терезы Ольденбургской. 1838. Бумага, акварель

Картины роднит не только общность происхождения и технические характеристики, но и особенности композиции, стилистики изображения портретируемых. Стилистически оба произведения вполне укладываются в рамки Бидермайера - немецкого по происхождению стиля, в котором на первый план выступают ценности повседневной, буржуазной, городской жизни, домашний мир «маленького человека». Бидермайер, получивший наравне с романтизмом особое развитие в России в первой половине XIX века, был проникнут романтикой повседневности, уюта и простых семейных радостей - ценностей, исключительно близких императору Николаю I и его семье. Детские образы в этот период воспринимаются не изолированно, а в контексте образа семьи, вследствие чего популярность завоевывают семейные портреты, напоминающие о жанре семейной сценки, существовавшей уже в искусстве голландских и фламандских мастеров XVII столетия.

Изображенный на картине «Дети герцога Лейхтенбергского» интерьер в помпейском стиле напоминает интерьеры А.И. Штакеншнейдера, созданные этим выдающимся мастером петербургской эклектики в Мариинском дворце на Исаакиевской площади и загородном имении Сергиевка на Петергофской дороге: оба эти дворца были построены для семьи великой княгини Марии Николаевны и герцога Максимилиана Лейхтенбергского. Дети Лейхтенбергских позируют художнику в зале с мозаичным узорчатым полом, мраморным бассейном, за их спинами виднеются статуи в античном духе, колонны, оранжерея.

Дети герцога Лейхтенбергского. 1852 – 1853. Бумага, акварель

С 1842 года Герцог Лейхтенбергский состоял почетным членом Императорской Академии художеств, а в 1843 - 1852 годах был ее президентом. Он принимал участие в разработке нового устава Академии, приобретал картины К. Брюллова, Т. Неффа, И. Айвазовского, материально поощрял многих художников.

В браке герцога Максимилиана Лейхтенбергского и великой княгини Марии Николаевны родилось семеро детей. Первая дочь семьи, Александра Максимилиановна, прожила всего три года (1840 - 1843), однако все последующие дети выжили. Именно они и изображены на картине В.И. Гау: Мария, Николай, Евгения, Евгений, Сергей, Георгий.

В композиционном центре картины, у покрытого разноцветным ковром стола, изображена старшая дочь Мария Максимилиановна (1841 - 1914). На ней розовое декольтированное платье с корсетом и кринолином, по моде того времени. Художник представил девочку (предположительно 12—13 лет) в образе «маленькой дамы», столь характерном для творческой манеры Гау и, в частности, его детских портретов. В 1863 году Мария Максимилиановна вышла замуж за принца Вильгельма Баденского (1829 - 1894), имела двоих детей; скончалась в 1914 году и похоронена в Карлсруэ.

Портрет Аграфены Сергеевны Романовой.

Бристольский картон, акварель, белила, карандаш, лак, процарапывание

Портрет Марии Аркадьевны Вяземской, урождённой Столыпиной, в первом браке Бек.

Бристольский картон, акварель, белила, карандаш, лак, процарапывание

Портрет Елизаветы Васильевны Толстой.

Бристольский картон, акварель, белила, карандаш, лак, процарапывание

Справа от Марии изображен старший сын семьи Николай Максимилианович (1843 - 1890). Он опирается на спинку стула, на котором сидит его сестра. На нем гусарский доломан темно - зеленого цвета с золотыми шнурами - бранденбурами - обмундирование Гусарского Киевского полка: в 1852 году, после смерти отца, Николай был назначен шефом 9 - го Гусарского Киевского полка.

Справа от Николая, опираясь ножкой на мраморный бортик бассейна, стоит Евгения Максимилиановна (1845 - 1925) - девочка с «английскими» локонами, в короткой юбочке, в руках она держит запеленутую куклу. В 1868 году она вышла замуж за принца Александра Петровича Ольденбургского. После рождения в 1868 году единственного сына Петра (1868 - 1924) Евгения Максимилиановна активно включилась в попечительскую и благотворительную деятельность, которая прославила ее по всей России. Принцесса Евгения Ольденбургская была председательницей Свято - Троицкой общины сестер милосердия, покровительницей и почетным председателем Санкт - Петербургского попечительного комитета о сестрах милосердия общества Красного Креста, переименованного в 1893 году в Общину Св. Евгении Красного Креста. Кроме того, она была председательницей Санкт - Петербургского дамского тюремного комитета, при котором действовал приют для девочек (с 1879 года - Евгеньевский приют для арестантских детей), а также действительным членом Императорского Женского патриотического общества. Она избиралась президентом Императорского минералогического общества и Императорского общества поощрения художников. Среди тех, кто обращался за содействием к Евгении Максимилиановне и получил ее поддержку, были деятели искусства и науки Н.К. Рерих, А.Н. Бенуа, С.П. Дягилев, М.П. Боткин, И.П. Павлов, В.С. Соловьев и др.

Крайним слева изображен Евгений Максимилианович (1847 - 1901). Он сидит на столе, покрытом разноцветным ковром, в его руках книжка. На мальчике традиционный для детских изображений Гау русский костюм: рубашка и шаровары. Это отвечало художественным вкусам николаевского царствования, когда особенно популярным становился неорусский и «фольклоризирующий» стиль.

Справа от брата изображен третий сын семьи - Сергей Максимилианович (1849 - 1877). Как и Евгений, он одет в русский костюмчик, а в его руках игрушечное ружье.

Портрет Алексея Федоровича Орлова. 1837 год.

Бумага, акварель

Портрет Столыпина Алексея Аркадьевича.

Бристольский картон, акварель, белила, карандаш, лак, процарапывание

Портрет Александра Борисовича Куракина.

Бумага, акварель

Наконец, у ног Марии изображен играющий с мячом младенец в детском платьице и чепчике. Это четвертый сын Лейхтенбергских Георгий (Юрий) Максимилианович (1852 - 1912). Большую часть жизни он провел за границей, во Франции.

«Дети герцога Лейхтенбергского» - не единственный портрет представителей этой ветви Императорского Дома, созданный В.И. Гау. Широко известен портрет самой матери семейства - великой княгини Марии Николаевны. Однако семейный детский портрет отличается от предшествующих тем, что на нем младшее поколение семьи Лейхтенбергских представлено полностью.

Композиция и стилистика семейного портрета «Дети принца Ольденбургского» также свойственна для портретной и акварельной живописи николаевской эпохи. Портрет в пейзаже - одно из общих мест романтической стилистики той поры. Однако затруднительно с точностью определить ландшафт, на фоне которого изображено молодое поколение Ольденбургских. Возможно идиллический ландшафт, отображающий общий вид местности или пейзажа, ограничивающий наше поле зрения, обрисовывает вид побережья в окрестностях Петербурга: прибрежные места парка Александрии или не дошедшей до наших дней петергофской усадьбы Ольденбургских.

В 1837 году Петр Георгиевич Ольденбургский вступил в брак с принцессой Терезией Вильгельминой Нассау - Вейльбургской (1817 - 1871) и приобрел титул принца. Огромное внимание супруги Ольденбургские уделяли благотворительности, и эти традиции продолжили их дети.

Портрет Василия Андреевича Жуковского, русского поэта.

1844 год. Бристольский картон, акварель

Портрет светлейшего князя Б.Д. Голицына. 1839.

Бристольский картон, акварель, белила, карандаш, лак, процарапывание

Портрет императора Николая I.

1847. Бумага, акварель, белила, карандаш

В семье было семеро детей: Александра, Николай, Александр, Екатерина, Георгий, Константин, Тереза. Именно они изображены на портрете работы В.И. Гау, который часто бывал в доме Ольденбургских, поскольку в 1840 - е годы давал уроки рисования принцессе Терезии.

Если на картине «Дети герцога Лейхтенбергского» художник изобразил группу портретируемых вокруг стола, за которым сидит юная герцогиня Мария, то в «Детях герцога Ольденбургского» в центре композиции – лодка - гондола с гербом рода Ольденбургских, в которой сидят или стоят в живописных позах позирующие художнику дети. Возможно, лодка - это стилизованные детские качели. Однако весла, которые держат в руках мальчики, напоминают о популярных в то время прогулках на гондолах.

Дети принца Ольденбургского. 1853. Бумага, акварель

На заднем плане виднеется бюст, напоминающий изображения герцога Максимилиана Лейхтенбергского - отца семейства, скончавшегося в 1852 году. Если учесть возможную предварительную датировку картины (1853), то становится очевидным символический смысл появления бюста отца в групповом портрете его детей.

Как и в случае с портретом Лейхтенбергских, в композиционном центре картины - старшая дочь семьи Александра Петровна (1838 - 1900). Как и на Марии Лейхтенбергской, на ней декольтированное воздушное платье; длинные волосы девушки уложены в косу вокруг головы на малороссийский манер. Всего через два года, в 1855 году, юная принцесса Александра Ольденбургская станет женой великого князя Николая Николаевича Старшего, третьего сына императора Николая I.

Старший сын Петра и Терезы Ольденбургских Николай Петрович (1840 - 1886) изображен на портрете крайним справа. Он стоит у кормы лодки - гондолы, за его спиной - флаг королевства Греческого: в 1829—1832 годах отец семейства был претендентом на греческий престол, однако стать королем эллинов ему не пришлось. Левой рукой Николай опирается на весло.

У носа лодки изображен второй сын Ольденбургских - Александр Петрович (1844 - 1932). Симметрично расположенные портреты двух братьев, одетых в одинаковые мундиры, организуют композицию картины. Именно Александр стал единственным полноправным наследником и продолжателем рода принцев Ольденбургских в России.

Следующий персонаж семейного портрета «Дети принца Ольденбургского» - Екатерина Петровна (1846 - 1866), вторая дочь семьи. Очаровательная семилетняя девочка с английскими локонами, как и старшая сестра, одета в белое декольтированное платье. К сожалению, принцесса Екатерина Петровна не отличалась хорошим здоровьем. Однако уже в детстве она хорошо училась, увлекалась русской литературой, особенно сочинениями Пушкина и Лермонтова, любила русский язык и считала его родным.

По обе стороны от Екатерины на портрете изображены два ее младших брата - Георгий (справа) и Константин (слева). Мальчики, сидящие в лодке вместе с сестрой и держащие в руках весла, одеты в русские голубые рубашки - косоворотки - традиционный антураж для портретов работы Гау.

Наконец, на руках у принцессы Александры - последний ребенок семьи Ольденбургских, дочь Тереза Петровна (1852 - 1883).

Групповые портреты «Дети герцога Лейхтенбергского» и «Дети принца Ольденбургского» доказывает неоспоримую художественную и культурно - историческую ценность. Однако на обеих картинах отсутствует подпись художника, атрибуция принадлежит аукционному дому «Sotheby’s». Кроме того, хотя упоминания о работах Гау в технике масляной живописи и встречаются в литературе, однако они единичны; художник прославился именно как мастер акварели.