Отличный сайт о художниках: http://stoicka.ru/.Самые знаменитые художники России

 
 

Кузьма Сергеевич Петров - Водкин  

Иван Павлович Похитонов  

Василий Андреевич Тропинин

Пьетро Перуджино

Пьетро ди Кристофоро Вануччи, прозванный Перуджинцем (Перуджино), родился в небольшом городке Читта делла Пьеве. Когда произошло это знаменательное событие, точно не известно — где-то между 1445 и 1452 годами.

 

Джорджо Вазари, повествуя о Перуджино, говорит, что семейство Вануччи было очень бедным, а потому, мол, юный Пьетро был вынужден учиться и завоевывать себе место под солнцем, живя в страшной нищете и всеми силами стараясь хоть как нибудь себя прокормить. Однако Вазари слегка преувеличивает степень нищеты родителей будущего художника — они были вполне состоятельными людьми и занимали в городе весьма почтенное положение. Но чтобы учиться живописи — а, видно, этого юному Пьетро хотелось более всего, — ему пришлось покинуть отчий дом и отправиться в Перуджу. Скорее всего, там, в мастерской Бартоломео Капорали, одного из местных художников, он и получил первые уроки живописи. И однажды его первый учитель, наверное, сказал: «Дорогой Пьетро, больше я тебя научить уже ничему не могу. Тебе нужно ехать во Флоренцию». Ведь тогда именно во Флоренции люди достигали совершенства в любом искусстве, особенно это касалось живописи.

Портрет Фраческо делле Опере. 1494

Портрет юноши. 1495

Автопортрет Пьетро Перуджино. 1500

Столица Тосканы в конце XV века была действительно центром культурной жизни Европы. Тут рождалось новое искусство, искусство, пропитанное, с одной стороны, христианскими идеалами, а с другой — духом античности с ее представлениями о сильной, самостоятельной личности, о ценности человека. Во Флоренции работали Брунеллески, Донателло, Мазаччо, фра Анжелико, Филиппо Липпи, Учелло, Кастаньо, Гирландайо и многие другие замечательные художники. Каждый на свой лад, они решали чисто художественные задачи — перспектива, колорит, композиция, а также насыщали свои произведения совершенно новыми смыслами. Оказавшись во Флоренции, Перуджино жадно впитывал в себя это новое искусство, новые идеи. Он нашел лучшую школу — мастерскую знаменитого живописца, скульптора и ювелира Андреа Вероккьо, и поступил к нему учеником, а рядом с ним овладевали секретами мастерства Сандро Боттичелли и Леонардо да Винчи. Отец Рафаэля Джованни Санти в своей «Поэтической хронике» писал о «двух юношах, равных по возрасту и пылкости, — Леонардо да Винчи и Перуджино». Уже в 1472 году имя Перуджино появляется в списках членов гильдии Святого Луки, объединявшей флорентийских художников. Наверное, ему было нелегко среди этих талантливых, амбициозных мастеров, но он не отчаивался, и вскоре его талант был вполне оценен, причем не только во Флоренции, но и в Риме — в 1479 году его приглашают расписывать одну из капелл базилики Святого Петра. К сожалению, росписи не сохранились. Видно, фреска понравилась, потому что вскоре Перуджино снова приглашают в Рим — теперь расписывать алтарную стену Сикстинской капеллы. Эта работа тоже не сохранилась — ее уничтожили в XVI веке, освобождая место для «Страшного суда» Микеланджело. В эпоху Возрождения к шедеврам относились не очень-то бережно — гениальных художников было хоть отбавляй. В 1481 году Перуджино снова приезжает в Рим — на сей раз расписывать боковые стены Сикстинской капеллы. Он создает удивительные по красоте композиции — «Путешествие Моисея в Египет», «Крещение Христа и передачу ключей апостолу Павлу», одну из этапных в живописи раннего Возрождения. Эта монументальная композиция, построенная по законам симметрии и равновесия, удивительно гармонична и совершенна. Постепенно слава Перуджино распространилась далеко за пределы Тосканы.

Путешествие Моисея в Египет. Слева.

Около 1482. Сикстинская капелла, Ватикан

Страшный суд. Микеланжело. Около 1482.

Сикстинская капелла, Ватикан

Крещение Христа и передачу ключей апостолу Павлу. Справа.

Около 1482. Сикстинская капелла, Ватикан

В 1486 году Перуджино обзаводится во Флоренции мастерской на территории больницы Санта Мария Нуова. У него появляются ученики — они помогают ему в выполнении огромного количества заказов, в которых он уже давно не испытывает недостатка. И среди заказов не только большие композиции для храмов, но и частные заказы. Примерно в это время, в середине 1480-х годов (точная дата не известна), появляется триптих «Распятие». Заказ был сделан весьма важным лицом — доминиканцем Бартоломео Бартоли, епископом города Кальи и духовником папы Александра VI. Перуджино создал настоящий шедевр. Центр триптиха — «Распятие с предстоящими девой Марией и Иоанном Евангелистом». На боковых створках — Иероним и Мария Магдалина. Пейзаж словно перетекает из одной части триптиха в другую, объединяя всю композицию в единое целое. В 1478 году во Флоренцию привозили знаменитый «Алтарь Портинари» фламандского художника Гуго ван дер Гуса. Конечно же, Перуджино видел творение великого голландца, и в его триптихе явно чувствуется восхищение и преклонение перед талантом ван дер Гуса. Кстати, именно художники Северной Европы познакомили итальянцев с масляными красками, и Перуджино с успехом использовал это новшество.

Алтарь Портинари. Гуго ван дер Гус. 1476 — 1477

Герои его триптиха — не земные люди, они обитатели горнего, священного мира. И все рядом с ними приобретает высший смысл: маки символизируют кровь Христа, ирис и гладиолус — страдания и скорбь, а скромная фиалка — смирение перед ударами судьбы и волей Господа. На дальнем плане художник изобразил корабль, плывущий в прозрачных водах, и это тоже не случайно: корабль — раннехристианский символ спасения, недаром позже Церковь стали называть «кораблем спасения». Струящийся сверху свет преобразует все, окрашивая в нежные, почти пастельные тона, играя на складках одежды и зелени деревьев, и на фоне этой, казалось бы, идиллической картины еще острее ощущается трагизм Распятия.

В самом начале XVI века, в 1500-х годах, Перуджино становится первым художником Италии. Вазари писал, что «его манера так нравилась в то время, что многие приезжали из Франции, Испании, Германии и других стран, чтобы ей научиться». Так, как он, никто не рассказывал о страданиях Христа, о той высокой жертве, которую Он принес во имя людей. Перуджино подражали, им восхищались, восхищались гармонией, красотой картин, их особенной чистотой и совершенством.

Пьета. 1494 - 1495

Весной 1511 года Перуджино решил вернуться в родную Перуджу. Наверное, он понимал, что пришло время новых художников, и с ними ему уже трудно конкурировать. Ведь он давал уроки живописи Рафаэлю, позднее затмившему своего учителя, был свидетелем состязания Микеланджело и Леонардо за право называться лучшим художником Флоренции. Они соревновались, кто лучше изобразит битвы на стенах зала Большого совета в Палаццо Веккья.

В Перудже он создал еще много замечательных картин, но они уже были все-таки не столь хороши, как рожденные во времена расцвета его таланта. Пьетро Перуджино скончался в 1523 году, в Фонтиньяно, недалеко от Перуджи. Говорили, умер художник от чумы, унесшей тогда множество жизней и не столь прославленных. Умер, пережив своего гениального ученика Рафаэля на три года...

А его замечательный триптих ждала долгая и насыщенная жизнь. В 1497 году Бартоломео Бартоли, незадолго до своей кончины, решил сделать добрый поступок — пожертвовал творение Перуджино церкви небольшого тосканского городка Сан Джиминьяно. Триптих установили в алтарь капеллы, посвященной Имени Божию.

Прошло почти три века В 1796 году Наполеон привел свои войска в Италию. И вот кто-то из этих доблестных французов оказался большим ценителем прекрасного — в один прекрасный момент прихожане церкви в Сан Джиминьяно не увидели в алтаре перуджиновский триптих. Понятное дело, они сильно расстроились, но сделать ничего было нельзя, кроме как заменить шедевр плохой копией.

Мадонна с младенцем и ангелами.

Перуджино Пьетро

Дева Мария, поклоняющаяся Младенцу, с маленьким Иоанном Крестителем и двумя ангелами. Перуджино Пьетро

Мадонна с младенцем в окружении ангелов, св. Розы и св. Екатерины. Перуджино Пьетро

По некоторым сведениям, первым владельцем «Распятия» стал Антонио Моджи, занимавший при французах пост вице-префекта Флоренции. Затем Моджи продал триптих некому эскулапу (то ли хирургу, то ли дантисту) по фамилии Буцци, зарабатывавшему себе «на хлеб с маслом» продажей картин. Буцци, отреставрировав картину, в 1800 году продал ее жившему в то время в Риме князю Александру Михайловичу Голицыну. Это приобретение обошлось князю в немалую сумму — 15 000 флоринов. В 1809 году князь умер, и триптих перешел по наследству его сыну Федору Александровичу. Тогда еще все считали, что триптих написан Рафаэлем. В 1840 году, при посещении римского дворца Голицыных, «Распятием» любовался итальянский историк искусств Родзини, который уверенно высказался в пользу авторства Рафаэля.

В 1862 году Федор Голицын умер, и все его имущество было перевезено в Москву. «Распятие» стало украшением знаменитого Голицынского музея, в котором разместились сокровища, собранные членами семейства Голицыных. Музей открыл свои двери для публики в 1866 году. Это был первый в Москве частный общедоступный музей зарубежного искусства. Он сыграл огромную роль в культурной жизни города — ведь Голицыны приобретали только творения выдающихся мастеров, и теперь простые москвичи получили возможность приобщиться к шедеврам мирового искусства. Однако музей просуществовал недолго — спустя двадцать лет, в 1886 году, голицынские коллекции были проданы в Эрмитаж. Дело в том, что Голицыны тратили свои деньги не только на приобретение шедевров мирового уровня, но и на содержание больницы, где вечно не хватало средств на медикаменты, инструменты, жалованье врачам и сестрам. И когда на больничные нужды в очередной раз потребовались большие деньги, Сергей Михайлович Голицын, последний владелец голицынской коллекции, решил продать ее — бросить больных и страждущих ему не позволяли понятия о чести и благородстве.

Итак, «Распятие» Перуджино оказалось в Эрмитаже. Триптих снова подвергли реставрации — известный реставратор А. Сидоров перевел красочный слой с дерева на холст. И снова ученые спорили — кто же все-таки автор этого шедевра? До начала XX века «Распятие» числилось как творение Рафаэля, но в 1910 году ученые окончательно решили, что его создатель — Перуджино. Как выяснилось, Бартоломео Бартоли, заказчик триптиха, скончался в 1497 году, когда Рафаэлю было всего тринадцать лет, и получить такой заказ, да и писать так, он в те годы, конечно же, не мог.

Распятие с предстоящими девой Марией и Иоанном Евангелистом. Около 1485.

Центральная створка: 101,3х56,5. Боковые створки: 95,2х30,5

Казалось бы, «Распятие» нашло в стенах Эрмитажа покой, но жизнь в России никогда не была спокойной. В 1917 году к власти пришли большевики, и после страшной Гражданской войны стало понятно — нужно срочно восстанавливать хозяйство, разрушенную экономику страны. Началась индустриализация. Требовалось огромное количество денег — валюты — для покупки за границей тракторов, станков. Но где ее взять? И советские вожди нашли выход. Уже при подготовке первого пятилетнего плана Совнарком принял постановление, по которому торговля предметами искусства из рук музейных работников переходила к чиновникам Наркомата внешней торговли, возглавляемого Анастасом Микояном. Поначалу продавали только конфискованные после 1917 года у «буржуев» ценности, но вскоре добрались и до основных музейных фондов. Конечно же, музейщики сопротивлялись, но как бороться со сталинскими комиссарами? Искусствоведы хорошо знали — государственная машина умела бороться с непокорными. Предметы искусства превратились в удобную разменную монету. Так, например, когда нужно было объединиться в борьбе с англичанами и американцами за бакинскую нефть, большевики договорились с иракским нефтяным магнатом и страстным коллекционером Галустом Гульбенкяном: тот им — помощь, а русские в благодарность — возможность прибрести несколько картин из Эрмитажа, к примеру, рубенсовский «Портрет Елены Фоурмен», рембрандтовскую «Афину Палладу».

Портрет Елены Фоурмен. Рубенс

Афина Паллада. Рембрандт

Однако главным «ценителем» и покупателем эрмитажных сокровищ стал Эндрью Меллон (1855-1937), известный финансист и глава финансово-промышленной империи Меллонов. Меллон был настоящим магнатом — он возглавлял несколько финансовых и промышленных корпораций (угледобывающих, нефтяных, алюминиевых) и даже основал город в Пенсильвании, где построил крупный сталелитейный завод Кроме того, он всегда играл важную роль в правительстве США — был министром финансов при трех президентах — У. Гардинге, К. Кулидже и Г. Гувере. А еще он любил старое искусство. В его коллекцию ушли многие шедевры, хранившиеся в Эрмитаже.

Гентский Алтарь Благовещение. Ван Эйк

Среди них — «Благовещение» Ван Эйка, картины Рафаэля «Мадонна Альба» и «Святой Георгий», «Поклонение волхвов» Боттичелли, «Венера перед зеркалом» Тициана, «Портрет папы Иннокентия X» Веласкеса и — «Распятие» Перуджино. За Перуджино Меллон заплатил 194 тысячи 602 доллара, смешная по нынешним временам сумма. Всего Меллон приобрел в Эрмитаже 21 картину кисти старых мастеров, заплатив, в общей сложности, 6 млн 654 тысячи 53 доллара. Чем было вызвано решение советских властей продать картины Меллону? Тут ясности нет, хотя ровно через год после того, как Эрмитаж лишился этих картин, США официально признали Советский Союз и установили с нами дипломатические отношения. В 1932 году Меллон, под угрозой импичмента, ушел с поста министра финансов.

Мадонна Альба. Рафаэль. 1511. Холст, масло

Венера перед зеркалом. Тициан. Около 1555.

Холст, масло

Портрет папы Иннокентия X. Веласкес.

Конец 1640

Святой Георгий и дракон. Рафаэль. 1504 – 1508.

Дерево, масло

Поклонение волхвов. Боттичелли. 1478 - 1482 Темпера, масло на панели

А потом, в 1935 году, американские газетчики проведали о тайных сделках по покупке эрмитажных полотен, и Меллона привлекли к суду по обвинению в даче ложных показаний при уплате подоходного налога. Изворотливый делец быстро нашел выход из создавшейся скандальной ситуации — он тут же подарил свое собрание народу! Понятное дело, — американскому. И сейчас эти картины украшают вашингтонскую Национальную галерею. Галерею, чье строительство Меллон, кстати, сам и субсидировал.

В начале XXI века в Государственном музее изобразительных искусств проходила выставка «Голицынский музей на Волхонке». Сотрудники Пушкинского музея попытались снова собрать воедино сокровища голицынской коллекции. Приехал в Россию из Америки и знаменитый триптих Перуджино. К сожалению, ненадолго, еще раз напомнив нам о замечательном итальянском художнике, преданных любителях искусства и настоящих патриотах князьях Голицыных и о горьких, невозвратимых потерях, понесенных российскими музеями в сталинские годы.