Отличный сайт о художниках: http://stoicka.ru/.Самые знаменитые художники России

 
 

Валентин Александрович Серов  

Алексей Кондратьевич Саврасов  

Иван Иванович Шишкин

Мстислав Добужинский

В 1957 году в Нью - Йорке скончался талантливый русский художник, Мстислав Валерианович Добужинский, проведший последние 33 года своей жизни вне России.

 

При современных невероятных технических открытиях часто забывается чувство достоинства и свободы человека. В такое время голос человечности и призыв к сохранению свободы звучит подобно героическому набату. В современной живописи, к сожалению, приходится наблюдать игнорирование вопросов, направленных в глубину вещей и, боясь затрагивать эти проблемы, современная живопись уходить в абстракцию, обрекая себя на бездушие и внутреннюю пустоту.

Нужна полная убежденность в великом назначении начал прекрасного, чтобы достойно пронести через всю жизнь факел любви к искусству и его пламенем согреть и осветить сердце и мысль человека. Таким и было всегда искусство Добужинского.

Его творческие устремления пробивались не одним потоком, а шли многими «рукавами». Естественно поставить вопрос: в какой области (театр, книжные иллюстрации, городской пейзаж, портрет, литературная и педагогическая деятельность) его творчество проявилось наиболее плодотворно? Но имеет ли смысл задавать такой вопрос? Ведь мы не спрашиваем, которая из граней драгоценного камня самая прекрасная или какой лепесток в цветке наиболее красив. Красота драгоценного камня во всех его гранях, а очарование цветка во всех лепестках вместе. Так и дарование Добужинского раскрылось полностью во всех разнообразных проявлениях его творчества. Но это был не разнобой, а нечто объединенное сердцем и мыслью художника. Однако графические работы Добужинского и его театральная деятельность привлекли к себе еще в России значительно больше внимания, чем его педагогические занятия, а также его пейзажи и портреты.

Портрет брата художника. 1914

Портрет сестры. 1910

Портрет доктора В.И. Каменева (Франса). 1938. Бумага, уголь.

В ротах. Зима в городе. 1904. Акварель, белила

Каунас. Весна. 1923. Бумага, акварель, карандаш

Петербург. 1914. Холст, масло

В 1924 г. Добужинский переехал в Западную Европу как уже достаточно сложившийся мастер. Его имя прочно связано с деятельностью художников группы «Мир Искусства», в которую входили Александр Бенуа, Сомов, Лансере, Остроумова - Лебедева, Билибин и др.

Объединение художников «Мир Искусства» никогда не выражало своей «идеологии», смело избегая каких - либо платформ. Вместо направления там правили художественный вкус и свобода. По своему духу «Мир Искусства» был выразителем широкого идеализма. К объединению «Мир Искусства» Добужинский примкнул всецело, войдя в его основное ядро.

Отец художника, генерал артиллерии из старого литовского рода, всячески способствовал развитию художественных способностей сына. От матери художник унаследовал любовь к музыке. Отец матери был новгородским священником, в доме которого Добужинский и родился в 1875 году. Имя ему дали при крещении в честь святого князя новгородского Мстислава Храброго, жившего в XII веке. Мальчиком Добужинский каждое лето приезжал из Петербурга в Новгород. Далекие годы мирного детства прекрасно описаны Добужинским в его воспоминаниях. С осени начиналась петербургская жизнь. «В ранней юности, когда начиналась разлука с Петербургом, у меня долго длилась мучительная тоска по нему, и я мечтал, как о счастье, о жизни в Петербурге … впоследствии мое чувство к Петербургу совершенно неожиданно стало меняться… Вероятно, надо было пройти через это . . . иначе моя любовь к Петербургу была бы неполной», - говорил Добужинский.

В 1895 году он поступает на юридический факультет Петербургского университета, но вместе с тем продолжает заниматься рисованием, живописью и историей искусств. По окончании университета едет в 1899 году в Мюнхен, где работает два года в студиях Ашбе и Халлоши. Там он знакомится с Игорем Грабарем, который после возвращения Добужинского в Россию вводит его в круг художников «Мир Искусства».

Настоящим «художественным университетом», как считал Добужинский, было общение с очаровательным и умнейшим собеседником Александром Бенуа. Любовь к петербургскому детству и Петербургу всецело непосредственно объединяла их.

Двор. Уголок Петербурга. 1904.

Картон, гуашь, пастель

Домик в Петербурге. 1905.

Бумага на картоне, пастель, гуашь

Петербургский пейзаж. Домик в Петербурге. 1908.

Бумага, акварель, белила, тушь, кисть, карандаш

Вернувшись из - за границы, художник увидел Петербург в его величии, но вместе с тем уколола изнанка города, - город казался мрачным и печальным. Казалось из этого состояния со спящими каналами, бесконечными заборами, складами черных дров и пустырей нет выхода. Все его поражало жуткими и в высшей степени острыми чертами.

Не надо представлять себе Добужинского певцом народного Петербурга. За народные изображения он брался только по предложениям заказчиков.

В этих словах слышна неумолимая требовательность к себе и непреклонная честность по отношению к искусству, не позволявшая ему успокоиться на однажды найденных формах.

В жизни Добужинского 1919 год был знаменательной датой: Станиславский предложил ему написать декорацию в МХТ для пьесы Тургенева «Месяц в деревне». «Мирной деревенской жизни в пьесе «Месяц в деревне», - поясняет художник, - грозит душевная буря. В голубой гостиной, на стенах, меня постигла мысль сделать две большие картины: на одной изобразить вулкан, а на другой крушение корабля… это намек... внесение драматического момента в спокойствие и ясность… и создавало известное настроение».

Голубая гостиная. Эскиз декорации к первому акту «Месяца в деревне» И. Тургенева

В 1913 г. Добужинский написал декорации в МХТ по роману Достоевского «Бесы» для пьесы «Николай Ставрогин». Декорации Добужинского чрезвычайно помогали восприятию всей драмы «Бесов», а сама работа открыла художнику многие трагические стороны жизни и затронула те области, которых раньше Добужинский не касался.

На мосту. Эскиз декорации к пьесе «Николай Ставрогин». 1913

Первая мировая война, революция и все последовавшие в России события не могли, конечно, пройти незамеченно для отзывчивой души художника. В воображении художника складываются печальные взгляды на будущее. Так возникает серия работ под названием «Городские сны». Особенно впечатляет работа «Труд». Вереница людей понуро поднимается по гигантским лестницам. По соседству работающие машины - гиганты как бы поглощают этих одинаковых людей, вынужденных двигаться.

Труд. Из серии работ «Городские сны». 1918.

Бумага, графитный карандаш

На фоне этих гигантских машин маленькие люди кажутся муравьями и им не понять, для чего происходит это поглощение мира техникой. Им только и остается безропотно идти друг за другом, образуя несчастную тысячную толпу. Наше сознание протестует и несогласно с подобной судьбой. Человек достоин другой жизни и требует себе права на свободу.

Предчувствие трагических событий носит в рисунке «Конец» из той же серии «Городские сны» пророческий характер и напоминает страницы Апокалипсиса.

Конец. Из серии работ «Городские сны». 1907.

Бумага, графитный карандаш

Работы Добужинского из серии «Городские сны» говорят о том, как ошибались те, кто причислял художника к эстетам. Одно любование сочетанием линий и красок без внутреннего смысла никогда не привлекало Добужинского. Его искусство всегда трепетно и предметно, и зовет к постижению всего видимого.

В 1922 году был издан альбом литографий Добужинского под названием «Петербург в 1921 год». Одна из лучших монографий этого альбома - «Исаакиевский собор в снежную метель». Языком, полным скорби, поведал Добужинский о былом величии одичалого города. Собор в метель становится более призрачным, щемит сердце от этого вида, столь просто и выразительно показанного.

Исаакиевский собор в снежную метель.

Из серии работ «Петербург в 1921 год». 1923.

Тушь, перо

Львиный мост.

Из серии работ «Петербург в 1921 год». 1923.

Тушь, перо

Сфинксы.

Из серии работ «Петербург в 1921 год». 1923.

Тушь, перо

«Последним моим «прости» Петербургу были мои иллюстрации к «Белым ночам» Достоевского, - говорит художник, - куда я вложил всю мою любовь к Петербургу». «Работой над «Белыми ночами» завершается период творчества Добужинского на родине. Тридцать три последующих года показали, что художник был еще полон сил, и любовь к родным основам осталась незыблемой. В условиях эмигрантской жизни, не всегда легких, Добужинский не сдался и проявил себя широко и свободно в области театра и книжной иллюстрации.

Иллюстрация к роману Ф.М. Достоевского «Белые ночи». 1922

Во время пребывания Добужинского в Лондоне бывали у него встречи с писателем А.Н. Толстым, который уговаривал художника вернуться на родину. Добужинский ему ответил: «У вас там начальства много, а я начальства не люблю».

В городах, где останавливался Добужинский, устраивались выставки его работ, находившие широкий отклик. Тут появились не только виды России, но и виды Парижа, Копенгагена, Риги, Вильны. Новые города давали художнику новые мотивы, которые он набрасывал смело, свободно и широко. Правда его несколько стесняли люди на улицах, когда он делал этюды, поэтому он чаще делал быстрые зарисовки с натуры, а затем дома создавал свои рисунки и акварели. Такой элемент «вторичного творчества» нередко превалировал в искусстве Добужинского и придавал характерность изображаемому.

С переездом в Западную Европу началась довольно интенсивная театральная деятельность художника. Для Дрезденской оперы Добужинский пишет декорации для «Евгения Онегина». Особенно пленительны были декорации комнаты Татьяны. Пушкину Добужинский остался верен до конца. В государственном Литовском театре ставится опера «Пиковая дама» в оформлении Добужинского. Содержание оперы и ее музыка нашли страстный отклик в его динамическом искусстве. Запомнилась жуткая архитектура игорного дома, в котором сходит с ума Герман. Темная фантастика трагической сцены приобретает глубокий смысл.

Эскиз декорации к опере Петра Чайковского «Пиковая дама».

2-я картина I действия. 1934.

Бумага, карандаш, темпера

Эскиз декорации к опере Петра Чайковского «Пиковая дама».

2-я картина II действия. 1934.

Бумага, карандаш, темпера, тушь

Эскиз декорации к опере Петра Чайковского «Пиковая дама».

2-я картина III действия. 1934.

Бумага, карандаш, темпера, тушь

Театральная работа порой целиком поглощала почти все время художника. И все же, даже в разгар театрального сезона, Добужинского влечет природа, и он юношески приветствует ее. Увлекаясь театральной деятельностью, он не забывал других отраслей искусства.

Добужинский давно уже поддавался затаенным желаниям к иллюстрированию любимого им Онегина, все страницы которого он знал наизусть с юных лет. Издание «Онегина» с рисунками Добужинского было осуществлено только в 1937 году, когда «Онегин» вышел в английском переводе. Был полный успех рисунков. А в 1938 году в Париже вышло русское издание с его же рисунками.

Эскиз декорации к опере Петра Чайковского «Евгений Онегин».

1935. Бумага, карандаш, темпера, тушь

Эскиз декорации к опере Петра Чайковского «Евгений Онегин».

1935. Бумага, карандаш, темпера, тушь

Эскиз декорации к опере Петра Чайковского «Евгений Онегин».

1935. Бумага, карандаш, темпера, тушь

В главе I изображение Онегина, возвращающегося с бала. Всего лишь несколькими штрихами и пятнами дано представление о ясном морозном утре с встающим из - за легких туч солнцем. Наиболее сильным рисунком является дуэль Онегина с Ленским. Силуэтность рисунка помогает острее почувствовать контраст темных фигур и белизну снега. Здесь должно наступить нечто роковое. Простота рисунка основана на глубоком знании, а экономия средств показывает высокое мастерство Добужинского - графика.

Часто во время театральных постановок Добужинский зарисовывал артистов. Существует много набросков, исполненных художником еще в России, а потом и за границей. Портрет Федора Ивановича Шаляпина нарисован в 1934 г. в Ковно, когда Шаляпин приезжал в Балтийские страны на гастроли. Добужинский почувствовал в стареющем великом певце могучую силу. Усталые глаза, но все - таки это еще лев, величественный в своем артистическом благородстве.

В Лондоне Добужинский рисует композитора Николая Карловича Метнера. Проницательный взгляд умных и добрых глаз и общий поэтический облик композитора показан психологически тонко.

С 1939 года Добужинский в Соединенных Штатах Америки, куда его пригласил Михаил Чехов. «За эти годы Добужинский создал в театрах: четыре оперы, семь балетов, пять драм и комедий, и самую большую театральную работу - «Хованщина».

Эскиз декорации к опере М. Мусоргского «Хованщина».

1949. Бумага, гуашь, акварель

Эскиз декорации к опере М. Мусоргского «Хованщина».

1949. Бумага, гуашь, акварель

Эскиз декорации к опере М. Мусоргского «Хованщина».

1949. Бумага, гуашь, акварель

В первые годы своего пребывания в Америке Добужинский сотрудничает с Чеховым и выполняет некоторые его постановки, среди них инсценировку рассказа А. Чехова «Забыл», вызывающую своими декорациями улыбку. Сколько там было тонкого юмора! Но и пышная постановка оперы Верди «Бал - маскарад» показывала, каким мастером сцены был Добужинский, как легко он возводил великолепные чертоги и наполнял их феерическим светом.

Эскиз декорации к опере Верди «Бал - Маскарад». 1940. Бумага, гуашь, акварель

В годы пребывания в Америке художник стал работать над темами русской истории, к которым он, живя на родине, не обращался. Известны его постановки «Бориса Годунова» и «Хованщины». В эти же годы он пишет свои воспоминания о Новгороде и о своем детстве. Тут слышится голос любви к своему прошлому, это как бы благодарная дань тому, на что в молодые годы не было обращено достаточного внимания.

Эскиз декорации к опере Мусоргского «Борис Годунов». Бумага, гуашь, акварель

Добужинский иллюстрирует в 1951 году «Слово о полку Игореве». Здесь отразился его взгляд на этот памятник древней русской литературы как на памятник трагического искусства. Заглавный лист «Слова» чрезвычайно динамичен. Зловещий крик птицы, померкнувшее солнце и стремительный поход дружины сплелись с терзаемым бурей деревом в выразительный графический узор. Перед боем с половцами войска Игоря показывают строй сомкнувшихся щитов и лес ровных копий. Но после побоища все смешалось, копья свалены, стяги порваны, птицы разметались. Самыми простыми средствами Добужинский достиг выражения полного поражения, разброда и ужаса. И все это дано только в одной вспышке!

По силе переживания рисунки к «Слову» должны быть отнесены к одним из самых сильных в творчестве Добужинского. Нечто стихийное чувствуется в их внутренней взволнованности и динамике.

Иллюстрация к «Слово о полку Игореве». 1951

Иллюстрация к «Слово о полку Игореве». 1951

Иллюстрация к «Слово о полку Игореве». 1951

В этих рисунках нет каллиграфической тонкости, но в них есть подлинная свобода в выражении могучих чувств, где птицы грозно каркают, где деревья мощно изгибаются под напором бури, где в дела людей властно вмешиваются силы неба.

Помимо театральных и графических работ Добужинский собирает материалы по истории русской театральной живописи, пишет воспоминания, редактирует сборник - «Памяти Рахманинова» и не прекращает делать свои зарисовки с натуры.

Был еще одни мир, куда нередко уносился Добужинский в своих мечтах: это был мир давно прошедших дней, в котором природа и памятники культуры давали ему обильную пищу для творчества. Это был город его юности - Петербург.

В последние дни своей жизни вспомнил Добужинский Летний сад зимою в годы запустения Петербурга. Одиноко стоит в одной из аллей статуя Ночи, брошенная всеми и занесенная снегом.

Летний сад зимой. 1922

Только деревья оголенными ветвями рассказывают о былом величии и красоте столицы. Есть в этом образе печально стоящей среди холода фигуры нечто более значительное, чем простое воспоминание о любимом городе. Это прощальный привет художника, открывшего много тайн и заповедавшего бережно хранить эти тайны творческого преобразования.

Беспредметность и абстракция не могли найти у Добужинского никакого признания. Слишком он был полон интереса к миру, архитектуре, человеку и вещам и находил в них тайный смысл.

Он смотрел на свое дело не как на забаву или прихоть, но благородно и рыцарски утверждал право художника идти навстречу трудностям, наперекор нынешнему механическому веку.

Глубина художественных прозрений Добужинского ставит его в число крупнейших мастеров современного русского искусства.