Отличный сайт о художниках: http://stoicka.ru/.Самые знаменитые художники России

 
 

Василий Григорьевич Перов  

Орест Адамович Кипренский   

Антон Павлович Лосенко

Эжен Анри Поль Гоген

Шедевры изобразительного искусства, в частности, являются отражением пути человека, воплощением чувства, которое нельзя описать словами. Возможно, в них таится и более глубокий, фундаментальный смысл. Отыскать его попробовал Поль Гоген, охотник за тайнами и, как его называли, прославленный «создатель мифов».

 

Поль Гоген был той творческой личностью, которая постигает на лету новое, постоянно занимаясь самообразованием. Но то, что виделось ему, он воспринимал по - своему, подсознательно знакомил со своим художественным миром и комбинировал его с другими частями. Он создавал мир собственных фантазий и мыслей, творил собственную мифологию. Начав как художник - самоучка, Гоген испытал влияние и барбизонской школы, и импрессионистов, и символистов, и отдельных художников, с которыми его сталкивала судьба. Но, овладев необходимыми техническими навыками, он ощущал непреодолимую потребность найти собственный путь в искусстве, который позволил бы ему выразить свои мысли и идеи.

Эжен Анри Поль Гоген родился 7 июня 1848 года в Париже. Это время пришлось на годы французской революции. В 1851 году, после государственного переворота, семья переехала в Перу, где мальчика очаровала яркая неповторимая красота незнакомой страны. Его отец, либеральный журналист, умер в Панаме, а семья поселилась в Лиме.

До семи лет Поль жил в Перу с матерью. Детские «соприкосновения» с экзотической природой, с яркими национальными костюмами глубоко отложились в его памяти и сказались в постоянной тяге к перемене мест. После возвращения в 1855 году на родину он постоянно твердил, что вернется в «потерянный рай».

Детские годы, проведенные в Лиме и Орлеане, определили судьбу художника. Окончив в 1865 году гимназию, Гоген будучи молодым человеком попадает во французский торговый флот и шесть лет путешествует по миру. В 1870 - 1871 годах будущий художник принимает участие во Франко - прусской войне, в сражениях в Средиземном и Северном морях.

Автопортрет с палитрой. 1894. Холст, масло. 92 x 73

Автопортрет в очках. 1902. Холст, масло

Автопортрет в Шляпе. 1893. Холст, масло. 46 x 38

Вернувшись в 1871 году в Париж, Гоген проявляет себя в роли биржевого маклера под руководством своего богатого опекуна Гюстава Арозы. В то время Ароза являлся выдающимся коллекционером французской живописи, в том числе полотен современных ему импрессионистов. Именно Ароза пробудил в Гогене интерес к искусству и поддерживал его.

Заработок Гогена был весьма приличным, и в 1873 году Поль взял в жены датчанку Метте Софи Гад, служившей в Париже гувернанткой. Дом, в который молодожены поселились, Гоген начал украшать картинами, которые покупал, и коллекционированием которых он увлекся не на шутку. Поль был знаком со многими живописцами, но Камиль Писсарро, полагавший, что «можно бросить все! ради искусства» - это тот художник, который оставил самый большой эмоциональный след в его сознании.

Поль начал рисовать и, разумеется, пытался продавать свои творения. По его примеру Арозы, Гоген скупает холсты импрессионистов. В 1876 году выставляет в Салоне собственную картину. Супруга считала это ребячеством, а покупка картин - напрасной тратой денег.

В январе 1882 года рухнул французский фондовый рынок, и банк Гогена лопнул. Гоген окончательно расстался с мыслью найти работу и после мучительных раздумий, в 1883 году он сделал выбор, сказав жене, что живопись осталась единственным, чем он сможет зарабатывать на жизнь. Остолбеневшая и напуганная неожиданной новостью Метте напомнила Полю, что у них пятеро детей, а его картины никто не покупает - все напрасно! Окончательный разрыв с супругой лишил его дома. Живя впроголодь на занятые деньги под будущие гонорары Гоген не отступает. Поль упорно ищет свой путь в искусстве.

В ранних картинах Гогена первой половины 1880 - х годов, выполненных на уровне импрессионистической живописи, нет ничего необычного, ради чего стоило бы бросать даже среднеоплачиваемое место, обстоятельства вынудили его превратить свое хобби в ремесло, которое обеспечило бы его и его семью средствами к жизни.

Мыслил ли себя Гоген в это время живописцем? Копенгагенский «Автопортрет перед мольбертом», написанный зимой 1884 - 1885 годов, отмечает важный поворотный момент в судьбе Гогена и является отправной точкой для формирования образа художника, который он будет создавать на протяжении всего творческого пути.

Автопортрет перед мольбертом. 1885. Холст, масло. 65 x 54

Гоген зафиксировал важный перелом в своей жизни: год назад он ушел с работы, навсегда покончив с карьерой биржевого маклера и существованием почтенного буржуа, поставив себе задачу стать великим художником.

В июне 1886 года Гоген уезжает в Понт - Авен, городок на южном побережье Бретани, где еще сохранились самобытные нравы, обычаи и старинные костюмы. Гоген писал, что Париж — «это пустыня для бедняка. [...] Я отправлюсь в Панаму и буду жить там дикарем. [...] Я возьму с собой кисти и краски и найду новые силы вдали от общества людей».

Не только бедность гнала Гогена прочь от цивилизации. Искатель приключений с мятущейся душой, он всегда стремился узнать, что находится за горизонтом. Вот почему он так любил эксперименты в искусстве. В путешествиях его привлекали экзотические культуры, и он хотел погрузиться в них в поисках новых способов визуального выражения.

Здесь он сближается с М. Дени, Э. Бернаром, Ш. Лавалем, П. Серюзье и Ш. Филиже. Художники с воодушевлением изучали природу, представляющуюся им таинственным мистическим действом. Двумя годами позже группа живописцев - последователей Гогена, объединившаяся вокруг Серюзье, получит название «Наби», что в переводе с еврейского означало «Пророки». В Понт - Авене Гоген пишет картины из жизни крестьян, в которых использует упрощенные контуры и строгую композицию. Новый живописный язык Гогена вызвал оживленные споры в среде художников.

В 1887 году он едет на Мартинику, очаровавшую его полузабытой экзотикой тропиков. Но болотная лихорадка заставила художника вернуться на родину, где он работал и долечивался в Арле. Там же в это время жил его приятель Ван Гог.

Здесь он начинает пробовать с упрощенным «детским» рисунком - без теней, но с очень броскими красками. Гоген стал прибегать к более красочному цвету, накладывать более густыми массами, с большей строгостью компоновать. Это был определяющий опыт, возгласивший о новых завоеваниях. К работам этого периода относят работы «Пальмы на Мартинике» (1887), «Хижины под деревьями» (1887).

Пейзаж Мартиники. 1887. Холст, масло. 90 x 115

Пальмы на Мартинике. 1887. Холст, масло. 112 х 87

Хижины под деревьями. 1887. Холст, масло

Картины с Мартиники были выставлены в Париже в январе 1888 года. Критик Феликс Фенеон нашел в творчестве Гогена «желчность и варварский характер», хотя признается, что «эти горделивые картины» уже дают понимание о творческом характере художника. Однако, как ни был плодотворен мартиникский период, не он был переломным в творчестве Гогена.

Характерной чертой всех видов творчества Поля Гогена является желание выйти за рамки того менталитета, на основе которого определилось его «европейское» искусство, его стремление обогатить европейскую художественную традицию новыми изобразительными средствами, по - иному позволяющими взглянуть на окружающий мир, которыми проникнуты все творческие искания художника.

В его знаменитой картине «Щенки» (1888) заметно развернутое на плоскости изображение делится по вертикали на условные зоны, расположенные, как на средневековых «примитивах» или японских какэмоно, друг перед другом. На натюрморте, вытянутом по вертикали, изображение разворачивается сверху вниз. Подобие средневекового свитка построено вопреки общепринятым приемам выстраивания композиции. На сияющей белезной плоскости - фоне - подобно частоколу, цепочка бокалов разделяет верхний ярус со щенками. Это своего рода единая структура элементов старой японской гравюра японского художника Утагава Куниёси «Кошки» и «Натюрморта с луком» Поля Сезанна.

Кошки Утагава Куниёси.

Щенки. 1888. Холст, масло. 92,8 x 61,6

Натюрморт с луком. Поль Сезанн

Картина «Щенки», своего рода манифестация все той же идеи сопоставления «далекого и разного», для доказательства их родства, что и в «Натюрморте с головой лошади». Но выражена эта идея уже иным пластическим языком - с полным отказом от всякой натурной иллюзорности и правдоподобия, подчеркнутыми масштабными несоответствиями и одинаковой орнаментально - декоративной трактовкой материала. Здесь можно увидеть сопоставление «разных эпох» живописной культуры - заметно огрублено и упрощенно написанной верхней части картины, наподобие ранних форм «примитивного» искусства, и нижней части, указывающей на завершающий этап его нововременной эволюции.

Натюрморт с головой лошади. 1886. Холст, масло

Испытывая влияние японской гравюры, Гоген отказался от моделировки форм, сделав более выразительными рисунок и колорит. В своих картинах художник стал подчеркивать плоскостный характер живописной поверхности, лишь намекая на пространственные отношения и решительно отказываясь от воздушной перспективы, строя свои композиции как последовательность плоских планов.

Это вылилось в создание синтетического символизма. Выработанный новый стиль его современником и художником Эмилем Бернаром произвел на Гогена сильное впечатление. Воспринятый Гогеном клуазонизм, основой которого являлась система ярких цветовых пятен на полотне, разделенного на несколько плоскостей разного цвета с резкими и причудливыми контурными линиями, он применил в своей композиционной картине «Видение после проповеди, или Иаков, борющийся с ангелом» (1888). Пространство и перспектива из картины исчезли полностью, уступив место цветовому построению поверхности. Цвет Гогена стал смелее, более декоративным и насыщенным.

Видение после проповеди, или Иаков, борющийся с ангелом. 1888. Холст, масло. 74,4 x 93,1

В письме к Ван Гогу 1888 года Гоген писал, что в его картине и пейзаж, и борьба Иакова с ангелом живут лишь в домыслах молящихся после проповеди. Отсюда возникает и контраст между настоящими людьми и бьющимися фигурами на фоне пейзажа, которые несоразмерны и нереальны. Несомненно, под борющимся Иаковом Гоген подразумевал самого себя, постоянно сражающегося с неблагоприятными жизненными обстоятельствами. Молящиеся бретонские женщины - безучастные к его судьбе свидетели - статисты. Эпизод борьбы представлен как воображаемая, сновидческая сцена, что соответствует наклонностям самого Иакова, которому во сне представилась лестница с ангелами.

Он создал свое полотно после работы Бернара «Бретонки на лугу», но это еще не означает влияния картины на него, поскольку и общая тенденция творческой эволюции Гогена и некоторые более ранние его работы свидетельствуют о новом видении и воплощении этого видения в живописи.

Бретонки на лугу. Эмиль Бернар. 1888. Холст, масло 74 х 92

Бретонские женщины Гогена отнюдь не выглядят святыми, переданы, достаточно конкретно, характеры и типажи. Но в них пробуждается состояние самопогруженности. Белые чепцы с крылатыми шлейфами уподобляют их ангелам. Художник отказался от передачи объема, от линейной перспективы, совершенно по - иному строит композицию. Все подчинено одной цели - передаче определенной мысли.

В двух названиях картины обозначены два различных мира, представленных на холсте. Гоген разграничил эти миры, композиционно разделив их мощным, толстым стволом дерева, наискосок пересекающим все полотно. Введены разные точки зрения: на ближние фигуры художник смотрит немного снизу, на пейзаж - резко сверху. Благодаря этому поверхность земли почти вертикальна, горизонт оказывается где - то за пределами полотна. Не остается никаких воспоминаний о линейной перспективе. Возникает своего рода «ныряющая», направленная сверху вниз «перспектива».

Зимой 1888 года Гоген едет в Арль и работает вместе с Ван Гогом, грезивший о создании братства художников. Совместная работа Гогена с Ван Гогом достигла своего апогея, закончившись размолвкой для обоих художников. После нападения Ван Гога на художника, для Гогена открылся экзистенциальный смысл живописи, что разрушило до основания замкнутую систему выстроенного им клуазонизма.

Бухта напротив гавани Понт - Авена. 1888. Холст, масло

После вынужденного бегства в гостиницу от Ван Гога, Гоген наслаждался работой с настоящим огнем в парижской гончарной мастерской Шаплена и создал самый пронзительный диалог из жизни Винсента Ван Гога - горшок с лицом Ван Гога и отрезанным ухом вместо ручки, по которому растекаются струи красной поливы. Гоген изобразил себя как художника, преданного проклятию, как жертву творческих мук.

После Арля, где Гоген вопреки желанию Ван Гога отказался оставаться, он из Понт - Авена отправился в Ле Пульдю, где одни за другими появляются его известные полотна с бретонским распятием, а затем ищет себя в Париже, метания по которому заканчиваются отъездом в Океанию из - за прямого конфликта с Европой.

В деревне Ле Пульдю Поль Гоген написал свое живописное полотно «Сенокос в Бретани» (1889). Гогену хотелось ощутить, согласно его словам, «дикое, примитивное качество» крестьянской жизни, максимально возможное при уединении. Гоген не копировал природу, а использовал, чтобы с ее помощью рисовать воображаемые образы.

Сенокос в Бретани. 1889. Холст, масло. 92 x 73,3

«Сенокос в Бретани» является наглядным примером его метода: отвергаются и перспектива, и натуралистичное модулирование цветом, из - за чего изображение становится похожим на витражи или японские гравюры, которые вдохновляли Гогена в течение всей его жизни.

Разница между Гогеном до приезда в Арль и Гогеном после нее очевидна на примере трактовки беспритязательного и вполне четкого сюжета «Маленькие бретонки». «Хоровод бретонских девочек» (1888) еще весь пронизан духом эпитафии, а античный бретонский танец, с его подчеркнутой архаичностью, неумелыми и стесненными движениями девочек, отлично ложится абсолютной неподвижностью в основание стилизованной композиции из геометрических фигур. Маленькие бретонки, - это два маленьких чуда, застыли как две статуи на берегу моря. Их Гоген написал уже в следующем, 1889 году. Они напротив, поражают композиционным принципом разомкнутости, несбалансированности, что и наполняет особой жизненной силой эти изваянные из неживого материала фигурки. Два идола, в образе маленьких бретонок, стирают грань между миром реальным и потусторонним, которыми населены последующие полотна Гогена.

Хоровод бретонских девочек. 1888. Холст, масло. 87,6 x 106

Маленькие бретонки. 1889. Холст, масло

Сидящая бретонская девочка. 1889. Холст, масло

В начале 1889 года в Париже в кафе «Вольтер» во время XX Всемирной выставки в Брюсселе Поль Гоген показывает семнадцать своих полотен . Экспозиция работ Гогена и художников его школы, названная критиками «Выставкой импрессионистов и синтетистов», успеха не имела, зато породила термин «синтетизм», объединивший технику клаузонизма и символизма, развивавшийся в направлении, противоположном пуантилизму.

Поля Гогена глубоко волновал образ одинокого, непонятого и страдающего за свои идеалы Христа. В понимании мастера его судьба тесно соприкасается с судьбой творческого человека. По Гогену, художник - это подвижник, святой мученик, а творчество - крестный путь. При этом образ отверженного мастера автобиографичен для Гогена, т.к. самого художника часто не понимали: публика - его произведения, семья - выбранный им путь.

К теме жертвенности и крестного пути художник обращался в картинах, представляющих распятие Христа и снятие его с креста, - «Желтый Христос» (1889) и «Зеленый Христос» (1889). На полотне «Желтый Христос» изображено деревянное полихромное «Распятие» работы средневекового мастера. У его подножия склонились и застыли в молитвенных позах три бретонские женщины.

Желтый Христос. 1889. Холст, масло. 92 x 73

При этом неподвижность и величественность поз придают им сходство с монументальными каменными изваяниями, а израненная фигура распятого Христа с лицом, исполненным скорби, наоборот, выглядит «живой». Доминирующее эмоциональное содержание произведения можно определить как трагически безысходное.

Картина «Зеленый Христос» развивает тему жертвенности. В ее основе - иконография пьеты. На узком высоком постаменте изображена деревянная скульптурная группа со сценой «Оплакивание Христа» - фрагмент старинного, позеленевшего от времени, средневекового памятника в Низоне. У подножия - печальная бретонка, погруженная в мрачные раздумья и придерживающая рукой черную овечку: символ смерти.

Зеленый Христос. 1889. Холст, масло. 92 x 73,5

Вновь используется прием «оживления» памятника и превращения живого человека в монумент. Строгие, фронтально стоящие деревянные статуи Жен - Мироносиц, оплакивающих Спасителя, трагичный образ бретонки наделяют полотно поистине средневековым духом.

Гоген исполнил ряд автопортретов - картин, в которых отождествил себя с Мессией. Одной из таких работ является «Автопортрет с Желтым Христом» (1889). В нем мастер изображает себя как бы в трех видах. В центре - автопортрет, где художник выглядит мрачным и подавленным. Второй раз его черты угадываются в гротескной керамической маске дикаря на заднем плане.

Автопортрет с Желтым Христом. 1889. Холст, масло. 38 x 46

В третьем случае Гоген запечатлен в образе распятого Христа. Произведение отличается символической многоплановостью - художник создает сложный, многозначный образ собственной личности. Он выступает одновременно и грешником - дикарь, звериное начало, и святым - спаситель.

В автопортрете «Христос в Гефсиманском саду» (1889) - одном из своих самых трагических произведений - Гоген вновь сопоставляет себя с Христом, охваченным тягостными думами. Согбенная фигура, поникшая голова и бессильно опущенные руки выражают боль и безысходность. Гоген возвышает себя до уровня Спасителя, а Христа представляет как человека, не лишенного нравственных терзаний и сомнений.

Христос в Гефсиманском саду. 1889. Холст, масло. 73 x 92

Еще более смелым выглядит «Автопортрет с нимбом» (1889), где мастер представляет себя в образе «синтетистского святого». Это - автопортрет - шарж, гротескная маска. Однако не все так однозначно в этом произведении. Действительно, для группы художников, сплотившихся вокруг Гогена в Ле Пульдю, он был своего рода новым Мессией, идущим по тернистому пути к идеалам подлинного искусства и свободного творчества. За безжизненной маской и наигранным весельем скрываются горечь и боль, поэтому «Автопортрет с нимбом» воспринимается как образ осмеянного художника или святого.

Автопортрет с нимбом. 1889. Дерево, масло. 72,9 x 51,3

В 1891 году Гоген пишет большое символическое полотно «Утрата невинности» и с помощью друзей подготавливает свое первое путешествие на Таити. Успешная распродажа его картин в феврале 1891 года позволила ему уже в начале апреля отправиться в путь.

Утрата невинности. 1891. Холст, масло. 90 x 130

9 июня 1891 года Гоген прибыл в Папеэте и с головой погрузился в туземную культуру. На Таити он впервые за долгие годы почувствовал себя счастливым. Со временем он стал поборником прав местного населения и, соответственно, смутьяном в глазах колониальных властей. Что гораздо важнее, он разработал новый стиль, получивший название примитивизм, — плоский, пасторальный, зачастую чрезмерно красочный, простой и непосредственный, абсолютно самобытный.

Теперь же он использует своеобразный поворот тел, характерный для египетских росписей: сочетание прямого фасного разворота плеч с поворотом ног в одну сторону, а головы в противоположную, сочетание, при помощи которого создается определенный музыкальный ритм: «Рынок» (1892); грациозные позы таитянок, погруженных в грезы, переходят от одной цветовой зоны к другой, богатство красочных нюансов создает ощущение разлитой в природе мечты: «Пейзаж с павлинами» (1892), «Сиеста» (1894).

Пейзаж с павлинами. 1892. Холст, масло. 115 х 86

Сиеста. 1894. Холст, масло. 86 x 113

Сладостная земля. 1892. Холст, масло.

Своей жизнью и творчеством он реализовывал проект рая земного. В картине «Сладостная земля» (1892) он изобразил таитянскую Еву в позе рельефов боробудурских храмов. Рядом с ней на ветке дерева вместо змеи - фантастическая черная ящерица с красными крыльями. Библейский персонаж предстал в экстравагантном языческом обличье.

На сверкающих красками полотнах, воспевающих прелесть удивительной гармонии с золотым оттенком кожи людей и экзотики первозданной природы, неизменно присутствует тринадцатилетняя спутница жизни Техура, по местным понятиям - жена. Гоген увековечил ее на многих полотнах, в том числе «Та матете» (Рынок), «А, ты ревнуешь?», «Женщина, держащая плод».

А, ты ревнуешь? 1898. Холст, масло. 66 x 89

Шепот. 1892. Холст, масло

Та матете. Рынок. 1892. Холст, масло

Юную, хрупкую фигуру Техуры, над которой витают призраки предков, внушающие таитянам страх, он написал в картине «Дух мертвых бодрствует» (1892). В основе произведения лежали реальные события. Художник отправился в Папеэте и задержался там до вечера. Техура, молодая таитянская жена Гогена, встревожилась, подозревая, что муж опять задержался у продажных женщин. Масло в светильнике закончилось, и Техура лежала в темноте.

Дух мертвых бодрствует. 1892. Холст, масло. 73 x 92

В картине лежащая на животе девушка списана с лежащей Техуры, а злой дух, охраняющий мертвых - тупапау, изображен в виде сидящей на заднем плане женщины. Темно - фиолетовый фон картины придает таинственную атмосферу.

Техура была моделью еще нескольких полотен. Так в картине «Аве Мария» (1891), она выступает в облике Мадонны с младенцем на руках, а в полотне «Женщина, держащая плод» (1893), она изображена в образе таитянской Евы, в руках которой плод манго заменил яблоко. Упругая линия художника очерчивает сильный торс и плечи девушки, ее приподнятые к вискам глаза, широкие крылья носа и полные губы. Таитянская Ева олицетворяет тягу к «примитивному». Ее красота связана со свободой и близостью природе, со всеми тайнами первобытного мира.

Аве Мария. 1891. Холст, масло. 113,7 x 87,7

Семя Ареои. 1892. Холст, масло. 92 x 72

Женщина, держащая плод. 1893. Холст, масло. 92,5 x 73,5

Летом 1893 Гоген сам разрушил свое счастье. Опечаленная Техура отпустила Поля в Париж показать новые работы и получить доставшееся ему небольшое наследство. Гоген начал работать в снятой мастерской. Выставка, где выставил свои новые картины художник, с треском провалилась - публика и критики снова не поняли его.

В 1894 году Гоген возвращается в Понт - Авен, но в ссоре с матросами ломает ногу, в результате чего некоторое время не может работать. Его юная спутница, танцовщица кабаре «Монмартр», оставляет художника в Бретани на больничной койке и бежит в Париж, прихватив имущество мастерской. Чтобы хоть немного заработать на отъезд, немногочисленные друзья Гогена организуют аукцион по продаже его картин. Распродажа оказалась неудачной. Но за это короткое время он успевает создать замечательную серию ксилографий в контрастной манере, в которых изображены таинственные, вызывающие страх таитянские обряды. В 1895 году Гоген покидает Францию, теперь уже навсегда, и уезжает на Таити в Пунаауиа.

Но вернувшись на Таити, его никто не ждал. Бывшая возлюбленная вышла замуж за другого, Поль попытался заменить ее тринадцатилетней Пахурой, которая родила ему двоих детей. Испытывая недостаток в любви, он искал утешения с чудесными моделями.

Таитянская женщина с двумя детьми. 1901. Холст, масло

Подавленный смертью дочери Алин, которая скончалась во Франции от воспаления легких, Гоген впадает в тяжелую депрессию. Мысль о смысле жизни, человеческой судьбе пронизывает религиозно - мистические работы этого времени, отличительной чертой которых становится пластичность классических ритмов. Художнику с каждым месяцем работать становится все труднее. Боль в ногах, приступы лихорадки, головокружение, постепенная потеря зрение лишают Гогена веры в себя, в успех личного творчества. В полном отчаянии и безнадежности Гоген в конце 1890 - х годов пишет одни из своих лучших произведений «Жена короля», «Материнство», «Королева красоты», «Больше никогда», «Женщина под деревом манго». Располагая на плоском цветовом фоне почти статичные фигуры, художник творит декоративные красочные панно, где находят свое отражение легенды и поверья маори. В них нищий и голодный художник воплощает свою мечту об идеальном совершенном мире.

Материнство. 1899. Холст, масло. 95 x 61

Больше никогда. 1897. Холст, масло. 60,5 x 116

Жена короля. 1896. Холст, масло. 97 x 130

Королева красоты. 1896. Бумага, акварель

Женщина под деревом манго. 1896. Холст, масло. 72,7 x 44,5

В конце 1897 года в Пунаауиа, примерно в двух километрах от таитянского порта Папеэте, Гоген приступил к созданию своей самой большой и самой важной картины. Его кошелек был почти пуст, он был ослаблен сифилисом и изнуряющими сердечными приступами.

Большое эпическое полотно «Откуда мы? Кто мы? Куда мы идем?» можно назвать сжатым философским трактатом и одновременно завещанием Гогена. «Откуда мы пришли? Кто мы? Куда мы идем?» — эти предельно простые вопросы, написанные Полем Гогеном в углу его гениального таитянского холста, на самом деле являются центральными вопросами религии и философии.

Откуда мы? Кто мы? Куда мы идем? 1897. Холст, масло. 139,1 x 374,6

Это чрезвычайно мощная по силе воздействия на зрителя картина. В аллегорических образах Гоген изобразил на ней и беды, поджидающие человека, и стремление к открытию тайн мироустройства, и жажду чувственного наслаждения, и мудрое спокойствие, умиротворение, и, конечно же, неизбежность смертного часа. Путь каждого отдельно взятого человека и путь цивилизации в целом стремился воплотить знаменитый постимпрессионист.

Гоген знал, что его время на исходе. Он полагал, что эта картина будет его последней работой. Дописав ее, он отправился в горы за Папеэте, чтобы совершить самоубийство. Он взял с собой заранее припасенную склянку с мышьяком, вероятно, не зная, как мучительна смерть от этого яда. Он рассчитывал затеряться в горах, прежде чем примет яд, чтобы его труп не был найден, а стал пищей для муравьев.

Однако попытка отравления, принесшая художнику страшные мучения, к счастью, окончилась неудачей. Гоген вернулся в Пунаауиа. И хотя его жизненные силы были на исходе, он решил не сдаваться. Чтобы выжить, он устроился клерком в Управление общественных работ и исследований в Папеэте, где ему платили шесть франков в день.

В 1901 году в поисках еще большего уединения он перебрался на небольшой живописный островок Хива - Оа на далеких Маркизских островах. Там он построил хижину. На дверной деревянной балке хижины Гоген высек надпись «Мезон де жуир» («Дом наслаждений» или «Обитель веселья») и жил с четырнадцатилетней Мари - Роз, параллельно развлекаясь с другими экзотическими красавицами.

Девушка с веером. 1902.

Холст, масло

Колдун с Хива Оа. Мужчина в красном плаще. 1902.

Холст, масло

Две женщины. Цветы в волосах. 1902.

Холст, масло. 74 x 64

Гоген доволен своим «Домом наслаждений» и своей независимостью. «Мне бы только два года здоровья да не слишком много денежных забот, которые меня всегда изводят…» - писал художник.

Но скромная мечта Гогена не пожелала исполниться. Не пристойный образ жизни еще больше подорвал ослабленное здоровье. Сердечные приступы продолжаются, ухудшается зрение и в ноге постоянно присутствует боль, которая не дает уснуть. Чтобы забыть и заглушить боль, Гоген потребляет алкоголь и морфий и подумывает о том, чтобы вернуться во Францию для лечения.

«Занавес» готов опуститься. В последние месяцы не дает покоя Гогену главный полицейский жандарм , обвиняя негра, живущего в долине, в убийстве женщины. Художник защищает негра и противостоит обвинениям, обвиняя жандарма в злоупотреблении властью. Таитянский судья выносит решение трехмесячного заключения Гогена за оскорбление жандарма и штрафу в тысячу франков. Обжаловать приговор можно только в Папеэте, но на поездку у Гогена нет денег.

Женщины и белая лошадь. 1903. Бумага, акварель. 73,3 x 91,7

Измученный физическими страданиями, доведенный до отчаяния отсутствием денег, Гоген не может сконцентрироваться для продолжения работы. Лишь два человека ему близки и верны: протестантский священник Вернье и сосед Тиока.

Сознание Гогена все чаще теряется. Он уже с трудом находит нужные слова, путает день с ночью. Рано утром, 8 мая 1903 года, художника навестил Вернье. Тяжелое состояние художника в это утро длилось недолго. Дождавшись, когда другу станет лучше, Вернье ушел, а в одиннадцать часов Гоген умер, лежащим на кровати. Эжен Анри Поль Гоген был похоронен на католическом кладбище Хива - Оа. Скончавшись от сердечной недостаточности, на работы Гогена практически сразу в Европе вспыхнула безумная мода. Цены на живопись взлетели за облака...

Гоген завоевал свое место на Олимпе искусства ценою своего благополучия и своей жизни. Художник остался чужим собственной семье, парижскому обществу, чужим своей эпохе.

Гоген обладал тяжелым, медлительным, но могучим темпераментом и колоссальной энергией. Только благодаря им он смог в нечеловеческих трудных условиях до самой смерти вести жесточайшую борьбу с жизнью за жизнь. Всю жизнь он провел в непрекращающихся тяжких усилиях, чтобы выжить и сохранить себя как личность. Он пришел слишком поздно и слишком рано, в этом и был трагизм универсального гогеновского гения.