Отличный сайт о художниках: http://stoicka.ru/.Самые знаменитые художники России

 
 

Павел Андреевич Федотов  

Зинаида Евгеньевна Серебрякова  

Лев Самойлович Бакст

Константин Юон

Живопись - самое наглядное из всех искусств. Она - это «песнь без слов» и по своей природе, казалось бы, не требует никаких словесных добавлений и пояснений. Искусный художник - автор при посредстве своего искусства может обо всем и все сказать. Константин Федорович Юон умел воспринимать и улавливать живой пульс творческих методов. И этот его дар, который беспредельно развивался и рос, представляет многообразную и глубокую культуру русского искусства.

 

Русское искусство богато талантами. Каждая эпоха его развития оставила великое множество имен превосходных художников. Но по - особому тепло мы вспоминаем тех мастеров, которые всю свою жизнь посвятили воспеванию красоты родной земли. К числу таких пейзажистов относится и Константин Федорович Юон. На протяжении всей творческой жизни художник искал неповторимый русский народный стиль, типичность красок и форм. Лишь в показе этой характерной неповторимости видел Константин Федорович Юон подлинную художественную правду, которая является в его искусстве самой важной ценностью.

Деятельность такого художника всегда представляет исключительный интерес. Ее значение сравнимо с ролью автопортрета. Художник всегда, бессознательно или нет, строит свой совершенный образ, рисует себя, каким бы ему хотелось быть. Он ловит нити жизни для сплетения из них некой новой пряжи, подчеркивает иные воздействия и влияния, по иному освещает привычное, потому что совсем иначе видит и понимает изнутри собственное свое творчество, чем созерцающий его извне.

Юон как представитель самой исконной московской школы живописи, был сыном выходцев из Швейцарии, ставший русским фактически и принципиально. Давно заслуживший признание и широкую художественно - общественную популярность, принадлежал к числу крупнейших мастеров русского искусства, деятельность которых стала связующим звеном между искусством «Серебряного века» и советской художественной культурой. Широта его таланта и художественных интересов позволяла К.Ф. Юону добиваться поразительных результатов как в станковой живописи, так и в оформлении театральных спектаклей.

К. Ф. Юон, родившийся в 1875 году, выученик Московской школы живописи, ваяния и зодчества, занимавшийся год у Серова, скоро ставший на ноги, член лучших и передовых объединений русского художественного мира, руководитель самой популярной в Москве художественной школы, вместе с тем странно ускользает от возможности дать ему какой - либо прочный историко - художественный ярлык. Время его первого выступления и плодотворной деятельности, первое двадцатипятилетие XX века, необычайно богато событиями влияниями, новинками, революциями, катастрофами, возрождениями русской живописи.

Зимнее солнце. Лигачево. 1916.

Холст, масло. 106 × 152,2

Ночь. Тверской бульвар. 1909.

Бумага на картоне, акварель, белила. 60,5 х 73

Приволье. Водопой. Лигачево. 1917.

Холст, масло. 78 х 119

Положение К. Ф. Юона в этом конгломерате течений, столкновений, партийностей и крайностей было всегда особым: лавирующим, центральным, беспартийным и - одиноким. Он был членом «Мира Искусства», но остался в его Московской группе после распада; стал, может быть, наиболее видным членом «Союза Русских Художников», принципиально сочувствуя больше петербуржанам.

Новая эстетика «Мир Искусства» была в то время подлинным откровением и влияла посредством своего журнала даже на художественные круги Западной Европы. Многие из культивировавшихся идей имеют подлинно - постоянное значение, среди которых прежде всего хоть и всегда «относительная», но сама по себе неумирающая идея красоты. Красота, как принцип мировой гармонии, всегда отражаемая искусством, едва - ли когда - нибудь способна была быть изжитой.

Вместе с этим даже самые первые выставки «Мира Искусства», чаровавшие своей специфической остротой, своим утонченным интимным мирком, казались какой - то редкой феноменальной игрушкой, каким - то странным дурманящим цветком по сравнении с тяжеловесным, но трезвым, близким к окружающей, живой прозе жизни, искусством передвижников, - и это впечатление где - то в глубине души оставляло недоуменный и неудовлетворенный осадок. Поддаваясь одной своей стороной зову новооткрытых и манящих красот слишком кабинетного по своему характеру искусства художников «Мира Искусства», - смутно протестовал против его оторванности, в большинстве случаев, от живой русской жизни и от жизни вообще, против примеси к этому искусству какой - то чужестранно - чуждой нотки и сожалел, что искусство словно отошло от большого стиля и от самодовлеющей живописи.

Вид Кремля. Конец 1930 - х. Картон, темпера, графитный карандаш. 10,7 х 15,3

Как представитель «Союза русских художников», Юон внес в искусство того времени новизну и свежесть, выработав особый пластический язык, в котором использовал принцип импрессионистического видения. Это сказалось в обращении к различным импрессионистическим приемам: создание этюда - картины небольшого формата, работа на открытом воздухе, соединял пейзаж с бытовым жанром, интерьером или натюрмортом, что является типичным выражением импрессионистического смешения жанров; использовал асимметричное построение композиции, фрагментарность, выразительность ракурсов – все это рождало ощущение случайности неожиданно увиденной сцены. Главным здесь выразительным средством становился цвет - художник активно работал чистым цветом, не смешивая краску на палитре, использовал контрасты дополнительных тонов, рефлексы, что давало возможность создать реальное впечатление яркого солнечного света, ощущение «дыхания» природы.

На протяжении своего долгого творческого пути К. Ф. Юон обращался к различным видам деятельности в сфере искусства. Кроме своей любимой живописи, он занимался еще и графикой, и оформлением спектаклей, был известен как крупный художественный критик и прекрасный преподаватель.

Он был реалистом, импрессионистом, символистом, декоратором и рисовальщиком до конца, а быть может, не являясь никем из них. Его сближали с Левитаном, и конечно неверно, потому что Юон не лирик, и не имеет в живописи своей никаких надобностей в «настроениях». Левитан давал гораздо больше откликов на основные темы импрессионистических исканий воздуха, света, расплывающихся впечатлений. Формы живописи Юона слишком четки и резки, слишком остро подмечены в их слишком случайном движении.

Парад на Красной площади в Москве 7 ноября 1941 года. 1949. Холст, масло. 84 х 116

Ныне более явственна связь Юона с Серовым, но Юон гораздо более пестр, праздничен и в то же время будничен. В нем нет Серовского европеизма, и уже одно то, что живописный портрет, истинное царство Серова, для Юона стоит на заднем плане, решительно не позволяет в нем видеть преемника и продолжателя Серова. Юон был изначала реалистом, сохранив до членства в Ассоциации художников революционной России (АХРР) некую прочную закваску передвижничества.

Весь жизненный путь художника прошел в Москве, причем квартиры он старался выбирать на тихих улицах, чтобы ничто не мешало творчеству. Обстоятельства жизни Юона способствовали формированию и развитию его таланта, ему не пришлось пережить ни мучительных блужданий в поисках своего места в искусстве, ни сильных потрясений. Неиссякаемый оптимизм и светлое видение мира наложили отпечаток на все творчество мастера.

Рисовать Константин начал рано. Будучи по натуре человеком кипучей энергии, целеустремленным и общительным, восьмилетний мальчик не отступал от своего увлечения. В эти годы его яркая харизма проявилась в создании захватывающей «игры в архитектуру», которой он сумел увлечь своих сверстников. Это были сказочные города с невиданной и фантастической архитектурой. Именно страсть к архитектуре привела его в Московское училище живописи, хотя вскоре, как освежается в памяти Юона, «краски перетянули». Да и страсть к архитектуре была окрашена особенным космическим чувством, порывом к утопически необыкновенным мирам.

С поступлением в училище Юон попадает в атмосферу новаторства русского искусства. Его наставниками и любимыми учителями, ставшие образцом вкуса, были К.А. Коровин, К.А. Савицкий и А.Е. Архипов. В 1898, по окончании училища, до 1900 года Юон занимался в мастерской Владимира Серова. «Художественная молодежь, - вспоминал К.Ф. Юон, - ищущая правды и стремившаяся в будущее, видела в Серове ту фигуру, ту «художественную совесть», без которой было трудно работать и тем более учиться. Казалось, у него в руках были ключи к разрешению возникающих конфликтов и возражений, переплетающиеся с традициями передвижничества, о совсем новой эстетике группы художников, сплотившихся вокруг журнала «Мир искусства», о влиянии импрессионистского движения. В.А. Серову я верил больше всех» время обучения Юон, путешествуя по Европе, знакомится с работами западноевропейских мастеров. Несомненно, техника импрессионистов повлияла на молодого художника, хотя не настолько, чтобы приглушить его внутренние устремления и внешний стиль. Все же русский пейзаж, населенный жизнелюбивыми россиянами, - главная тема его холстов.

В поисках национальной, самобытной красоты Юон много путешествовал, останавливаясь в деревнях и в старинных русских городах. В период ученичества им написаны многие виды Тверской губернии: «В парке. Петровское. Тверская губерния» (1897), «Березы. Петровское. Тверская губерния» (1899), «Пейзаж с церковью» (1890).

Березы. Петровское. 1899. Холст, масло. 147 х 80

Пейзаж с церковью. 1890-е. Картон, масло

В начале 1900 - х годов Константин Федорович совершает длительные поездки по старинным русским городам: Ростов Великий, Нижний Новгород, Углич, Торжок, Псков, Великий Новгород, Кострома.

Изображение базарных дней в русских городах находят особое место в творчестве Константина Федоровича. Они отличаются исключительной праздничностью, весенним гомоном и крикливостью: «Красный товар. Ростов великий» (1905), «У берега реки Псковы» (1906), «Вербный базар на Красной площади» (1916). Некоторая декоративность в картинах лишь слегка подчеркивает неповторимую атмосферу праздника.

Вербный базар на Красной площади. 1916.

Бумага на картоне, акварель, бел. 35 х 48

Красный товар. Ростов Великий. 1905.

Бумага, акварель, бел. 49 х 65

У берега реки Псковы. 1906.

Бумага на картоне, акварель, белила, уголь. 68 х 104

Константин Юон не мыслил себе изображение архитектуры без бытовых сценок, развертывавшихся у подножия памятников древней русской архитектуры, например, соборов, крепостных стен Троице-Сергиевой лавры или московского Кремля, о чем свидетельствуют картины «К Троице» (1903), «Лодки у берега. Псков» (1904), «Праздничный день» (1903).

 

Лодки у берега. Псков. 1904.

Бумага, акварель, белила. 30.3 x 22

К Троице. 1903. Холст, масло. 53 х 107

Праздничный день. 1903.

Картон, темпера. 95 x 70

Художник не прописывают лиц своих персонажей: ему важнее массовость самого действия, увязающего в общности пестрого цветового пятна.

Юона можно назвать первооткрывателем неповторимого художественного облика древней Руси. В картинах «Синий день. Ростов Великий» (1906), «В провинции. Город Торжок» (1914), «Базарная площадь в Угличе» (1913) и других он вводит в разработку композиции ландшафта особую точку зрения. В повседневной жизни провинциальных городов и поселков художник увидел подлинно национальную красоту. Весь внутренний мир современной, бьющей ключом жизни среднерусских городов в сочетании со старинной архитектурой и прекрасной природой приобретал в полотнах Юона новый смысл и воплощался любовно, с присущей ему четкостью и артистизмом.

В провинции. Город Торжок. 1914. Холст, масло. 75 x 111

Базарная площадь в Угличе. 1913.

Бумага, акварель, белила. 52×69

Синий день. Ростов Великий. 1906. Холст, масло

В картине «Весенний вечер. Ростов Великий» (1906) сочный корпусный красочный мазок одинаково полно и зримо передает и рыхлость подтаявшего снега, и надежную «плоть» старых стен, и мерцание закатного неба. Все эти контрастные мотивы – звенья единого живописного пространства. Излюбленной темой художника начиная с 1900 - х годов стали виды старинных русских городов.

Весенний вечер. Ростов Великий. 1906. Холст, масло. 70 × 96

Торжественные архитектурные образы в его полотнах «оживляются» бодрой активностью стаффажных бытовых сцен.

У каждого города Юон находит и точно воспроизводит свое лицо, свое неповторимое своеобразие. В его произведениях, посвященных русской провинции, главенствуют красота и праздничность мировосприятия, восторг художника перед природой и архитектурой России. Современники нередко называли его работы «карнавальными», так как богатством и разнообразием красок они напоминают народные гулянья с их симфонией цвета. «Высшее счастье живописца - петь красками», - говорил сам художник. Вспомним хотя бы его «Купола и ласточки», «Троицкая лавра зимой», «Конец зимы. Полдень».

Конец зимы. Полдень. Лигачево. 1929.

Холст, масло. 89 x 112

Купола и ласточки. Успенский собор Троице - Сергиевой лавры.

1921. Холст, масло. 71 x 89

Троицкая лавра зимой. 1910.

Холст, масло. 125 x 198

Большой цикл произведений Юона посвящен Нижнему Новгороду. В этих пейзажах художника влечет бесконечность пространства. По замечанию известного советского искусствоведа Н. Г. Машковцева, Волга интересовала живописца там, «где менее всего она трогательна и величественна». Он изображал ее «сдавленную утомленными песками, заставленную хаосом пароходов, пристаней и баржей». Как правило, это не очень привлекательные места возле Нижнего Новгорода, где в Волгу впадает Ока.

Ярким примером такого пейзажа является картина «Переправа через Оку. Нижний Новгород» (1909). Эскиз ее имеется в Государственной Третьяковской галерее. Она относится к излюбленным Юоном зимним пейзажам. Для лучшего зрительного охвата панорамы окских берегов художник выбирает верхнюю точку обзора, и главными героями его произведения становятся серое затянутое облаками небо и ровное снежное пространство с силуэтами зданий города на горизонте.

Переправа через Оку. Нижний Новгород. 1909. Бумага, акварель, белила. 67x103

По берегам реки, по мосту через нее снуют конные повозки и пешеходы. Жизнь здесь бьет ключом. За внешним живописным хаосом движения кроется особый порядок издавна установленной деловой суеты реки - труженицы. Здесь наблюдается очень характерное для творчества Юона соединение на одном полотне жизни природы и жизни людей.

Переправа через Оку. Нижний Новгород. Эскиз. 1909. Бумага, акварель. 14,2 х 19,9

Художник сохранял верность пейзажу до конца своей жизни. Но в советское время он, будучи очень чутким к общественной жизни своей страны, стремится внести в свое творчество черты нового. В эти годы появляются его тематические картины, отражающие праздники и труд советских людей, тяжелые будни войны, радостные дни Победы.

В имении Лигачево Юон приобрел дом. Имение находилось недалеко от дома родителей Клавдии Алексеевны, жены художника, знакомство с которой было главной страницей в жизни художника. Еще в 1900 году, работая на натуре, Юон увидел юную девушку с роскошной длинной косой, которая неспешно поднималась от реки на гору. Скорая женитьба навлекла на художника гнев его отца, выгнав его из дому.

Портрет К.А. Юон, жены художника. 1924.

Холст, масло. 50 х 55

Ночной час. Портрет жены художника К.А. Юон. 1911.

Темпера. 92 х 78

Утро в деревне. Хозяйка. 1920-е.

Холст, масло.

Но этот гнев длился недолго. Доброта и душевная щедрость крестьянской девушки из подмосковного села Лигачево смягчили все сословные предрассудки, сделав невестку любимой.

Здесь он писал свои лучшие работы. В 1915 году Юон пишет свой самый известный пейзаж «Мартовское солнце». А значительно позже, в 1947 году, напишет пейзаж «Русская зима. Лигачево».

Большая по размеру картина «Мартовское солнце» обладает потрясающим воздействием на зрительскую аудиторию. Стоя перед живописной работой, как бы ощущаешь морозный воздух и голубизну неба и снега. Мартовское солнце заливая все вокруг ярким пламенем прорвалось на закате, зажигая ветви и стволы деревьев.

Мартовское солнце. 1915. Холст, масло. 107 х 142

Изображение зимы занимает особую страницу в творчестве Константина Федоровича. Зима была одной из его любимых тем. Художник признавался: «Белизна снежных покровов родной земли дает мне самые дорогие для меня переживания и краски». В картине «Русская зима. Лигачево», посвященной зиме, Константин Юон предстает подлинным поэтом русской природы. Здесь им создается ясная и завершенная композиция. Перед зрителями возникает картина русской жизни на фоне зимнего пейзажа.

Русская зима. Лигачево. Холст, масло. 1947. 132 x 185

Зрителем наблюдается мягкий и пушистый снег, густой покров, который одел землю, сказочный убор инея, украсивший ветви могучих деревьев, и укутывание всех предметов морозной дымкой. Все это передано с помощью множества тончайших оттенков холодных цветов, в то время как живопись К.Ф. Юона преимущественно красочна. В итоге создается образ настоящей русской «матушки - зимы».

В 1910 - е годы творчество Юона завоевало прочную популярность у зрителя. Для него наступает период зрелости таланта. Склонный приводить свой художественный мир в стройную систему, Юон выделяет его основные элементы: архитектура, снег, небо, свет, пространство, движение, тело.

У него своя, достаточно своеобразная палитра: он любит яркие краски и яркое солнце, так же как и свежую желтизну древесины или идеальное человеческое тело. Но из всех живописцев юоновского времени его выделяет положительное отношение к белому цвету: будь это снег или стена, небо или лист бумаги.

В своих акварелях и карандашных рисунках Юон вновь опровергает какие угодно схемы. Его портретные рисунки бесконечно интересны. Он идеализирует верхнюю часть лиц своих моделей.

Портрет К.А. Юон, жены художника. 1920-е.

Бумага, акварель. 27 х 20

Автопортрет. 1912. Холст, масло. 54 х 36

Портрет Бори Юона, сына художника. 1912.

Холст, масло. 87,7 х 69,8

Портрет народной артистки СССР Е.Д. Турчаниновой. 1945.

Холст, масло. 100 х 85

Портрет З.А. Перцовой. 1899. Холст, масло.

Портрет мальчика Олега Юона, внука художника. 1929.

Холст, масло. 31 х 25

Его линия не четка, его графика не контрастна, и тем не менее вряд ли кто из ему современных так понимал подлинное очарование самодовлеющего карандашного рисунка, прозрачной или очень насыщенной акварели, сочной литографии или просто арабескного кружева черно - белой графики, как Юон.

Символически осмыслил Константин Юон роковую грандиозность революционных перемен в «Симфонии действия» (1920), где представил глобальный космический масштаб событий: на разверзнутой земле гибнут люди и разрушаются города, а на фоне пылающего неба проступают никому не ясные тогда смутные очертания грядущего. А в революционной аллегории «Новая планета» (1921) революция трактуется событием вселенского масштаба: в результате космических сдвигов и катастроф в мире рождается новая планета, озаряя землю тревожным багрово-красным светом и вызывая огромные душевные потрясения корчащихся в страхе людей.

Новая планета. Картон, темпера. 1921. 71 x 101

Симфония действия. 1922.

Холст, масло. 78 х 92

Люди будущего. 1929. Холст, масло 66,5 х 100

Это была трагедия народа, принявшего кровавые луны преисподней за восход лучезарного светила. Легко прочитываемый символический сюжет обретает в живописном выполнении значительно более широкий семантический диапазон. Людское множество, условно обрисованное «веером» крошечных силуэтов и олицетворяющее собой человечество, показано перед фактом неизъяснимого «светопреставления» в полном спектре различных реакций: от экзальтированного восторга до смятения и ужаса. Земная твердь, на которой гнездится это множество, мизерна в сравнении с колоссальным масштабом космического мира, переданного через абстрагированный гиперболизм огромных планет и гигантских потоков льющегося с небес света. И нет сомнений в том, что этот пылающий космос способен поглотить бренную тщету земного дома.

К сенсационному «разделу» художественной жизни Юона относят работу в театре. Если в картинах Константина Федоровича все очень устойчиво, очень предметно, то став театральным декоратором, Юон не жертвует ничего из этой предметной устойчивости иллюзорным условностям самого ненастоящего из всех искусств. Недаром на сцене Академического Малого театра художник чувствует себя наиболее в «своей тарелке».

В Петровском парке.

Эскиз к пьесе Островского «Бешеные деньги». 1934.

Бумага, акварель, белила. 30 х 45

Иллюстрация к поэме Н.А. Некрасова «Кому на Руси жить хорошо». 1943.

Бумага, акварель. 18,9 х 34,4

В гостинице.

Эскиз к комедии Гоголя «Ревизор». II действие. 1920.

Бумага, акварель, белила. 24,5 х 43,5

Работа в театре - одна из сверкающих граней творчества художника. Им были сделаны декорации для двадцати пяти пьес и опер. Главное место в творчестве художника принадлежит русской драматургии: произведениям М.П. Мусоргского «Хованщина», А.Н. Островского «На всякого мудреца довольно простоты», «Без вины виноватые», Н.В. Гоголя «Ревизор», А.М. Горького «Фома Гордеев». Дебютом художника в театре были эскизы декораций к опере М.П. Мусоргского «Борис Годунов». Она была поставлена в Париже, в 1913 году в рамках знаменитых дягилевского «Русских сезонов».

У монастыря в лесу.

Эскиз декорации к опере М.И. Глинки. Действие четвертое.

1944. Холст, масло. 45 х 75

Эскиз занавеса для Государственного академического Большого театра.

1920. Холст, масло. 86 х 109

Рассвет.

Эскиз к опере Мусоргского «Хованщина». Красная площадь в Москве.

1940. Холст, масло. 46 х 75

Узами особенно глубокой дружбы художник был связан с московским Малым театром. Этот театр нельзя представить без цветистых костюмов, живописных интерьеров и сценических пейзажей Замоскворечья, выполненных Юоном для пьес А.Н. Островского «Сердце не камень», «Бешеные деньги», Бедность не порок».

Константин Федорович Юон принадлежит к тем счастливым художникам, которые уже при жизни пользовались заслуженной славой и любовью зрителей. Так, в 1958 году, когда, во время представления в театре одной из пьес Эмиля Брагинского, ее героиня, видя на стене квартиры героя репродукцию «Раскрытого окна» Юона, сказала: «Юон... Люблю Юона...», - зал разразился аплодисментами. Это была дань уважения к художнику, восхищение его талантом.

Раскрытого окна. 1947. Холст, масло. 28 х 21

И поныне работы К. Ф. Юона являются украшением коллекции любого музея, ведь им присущи лучшие черты русского искусства: любовь к окружающему миру, оптимистическое отношение к жизни, сочность колорита.