Отличный сайт о художниках: http://stoicka.ru/.Самые знаменитые художники России

 
 

Алексей Гаврилович Венецианов  

Лев Самойлович Бакст  

Николай Николаевич Ге

Анималистический

жанр В.А. Серова

Деятельность известного русского художника конца XIX - начала XX века В.А. Серова исследована довольно полно. Однако осталась без внимания интересная грань его творчества - анималистические изображения.

 

Портрет Великого князя Павла Александровича. 1897.

Холст, масло

Портрет Ф.Ф. Юсупова, графа Сумарокова - Эльстон. 1903.

Холст, масло

Портрет Ф.Ф. Сумарокова – Эльстона. 1903.

Холст, масло

В.А. Серов как художник многообразной и яркой художественной индивидуальности охотно включал в свои произведения животных, которых можно наблюдать в живописных портретах: «Портрет великого князя Павла Александровича», «Портрет Ф.Ф. Юсупова», «Портрет княгини Юсуповой», «Портрет Сумарокова – Эльстона». Исторических полотнах: «Петр II и цесаревна Елизавета на псовой охоте», «Выезд Екатерины II на соколиную охоту», «Петр I на псовой охоте». Картинах мифологического содержания: «Одиссей и Навсикая», «Похищение Европы».

Выезд Екатерины II на соколиную охоту. 1902. Холст, масло

Петр II и цесаревна Елизавета на псовой охоте.

1900. Холст, масло

Петр I на псовой охоте. 1902. Холст, масло

Одиссей и Навсикая. 1910. Холст, масло

Портрет княгини Юсуповой. 1902.

Холст, масло

Похищение Европы. 1910. Холст, масло

Животные являются востребованными героями и в его графических листах. Например, с большим артистизмом он рисовал охотничьих собак, которые часто встречались в красочных «охотах» у Рудольфа Федоровича Френца «Сборы на охоту», Петра Петровича Соколова «Охота на волка», Николай Егорович Сверчкова «Охота на волка». Наброски передают впечатление живости и легкости как самого рисунка, так и фигур животных.

Охота на волка. Н.Е. Сверчков. 1873. Холст, масло.

Охота на волка. П.П. Соколов. 1873. Холст, масло.

Сборы на охоту. Р.Ф. Френц. 1887. Холст, масло

Это впечатление не исчезло, когда художник фиксировал их движения на своих картинах. Он отражал породу собаки и главное, что ей свойственно, - широту прыжка, изящество всех форм и линий.

Борзая царской охоты. 1902.

Смешанная техника, карандаш

Борзые царской охоты. 1900 – 1901.

Смешанная техника, карандаш

Другой персонаж - лошадь на серовских портретах, исторических, бытовых картинах и рисунках встречается довольно часто. Животные здесь исполнены в чертах аристократизма, в портрете как реально существующие, натурно увиденные, в исторической и особенно мифологической картине несколько преображенные. В. Серов, так же как А. Степанов и Н. Пирогов, больше всего изображал деревенскую лошадь, охотно включая ее в свои сельские сцены, но не во всех подробностях, как это делали П. Соколов, Н. Сверчков. К таким произведениям относятся картины «Зимой» (1898), «Женщина в телеге», «Полоскание белья (на речке)», «Стог сена», «Сараи», «Крестьянский дворик в Финляндии».

Женщина в телеге. 1896. Холст, масло

Крестьянский дворик в Финляндии. 1902. Холст, масло

Полоскание белья на речке. 1901. Холст, масло

Сараи. 1901. Холст, масло

Зимой. 1898. Пастель, гуашь

Стог сена. 1901. Холст, масло

И.Э. Грабарь, хорошо зная Серова и имея с ним постоянное общение, писал, что если бы он не создал ни одного портрета, все же не с меньшим правом мог бы называться «крестьянским Серовым», любившим деревню и крестьянский быт.

Однако в большинстве случаев Серов не дает трактовку породы, его лошади беспородны. «Иностранец, не знакомый с русской деревней, - отмечал И. Грабарь, - едва ли поверил бы, что это вообще лошадь в европейском смысле слова, <...> мы же знаем, что это и есть наша кровная лошадка, та самая, которую столь беззаветно любил Серов, неприглядная с виду, но выносливая, друг крестьянина и его благодетель. А порода действительно так себе - от араба ушла куда - то далеко на тысячу верст в сторону».

Художников, изображающих крестьянскую лошадь, можно назвать мастерами анималистической «новеллы». Эмоциональное содержание в них получает все более глубокое и тонкое раскрытие. Изображения этих животных далеки от постановки иконографических задач. У Серова, так же как у Степанова, Пирогова, представлен один и тот же тип лошади, обычно темно - коричневой или серой масти, запряженной в сани, телеги, стоящих у кормушки. Их образы просты, животные не всегда ухожены, однако их фигуры органично вписаны в среднерусский пейзаж. Лошади, утратив черты высокой породности, получив лирическую окраску, кажется, стали еще ближе человеку, сроднясь с ним в главном - в понимании ценности самой жизни, неотъемлемой от природной среды.

Некоторые произведения «крестьянского жанра» становились символом действительности того времени. Художники не ставили своих героев - лошадей в искусственные условия сочиненного сюжета. Их творческий метод был в соответствии с правдой наблюдений и, что важно, пережитой ими действительности. Мастера смотрели на свои модели не со стороны, а как бы изнутри их самих. Эта почва определила композиционно - живописный строй образов. Животные и человек как будто продолжают пейзаж, соответствуя своей красочной гаммой оттенкам природы. Пейзаж обязательно конкретный, словно бы воплощался в героях, отражался в их облике. В. Серов развивал традицию русской живописной школы XIX века. В выборе крестьянских тем, изображении лошади и в своей любви к зимнему пейзажу он солидарен с А. Степановым. Объединяет их и общий взгляд на непосредственное изображение натуры, запечатленной в характерных, точно фиксированных чертах каждого неповторимого мгновения. У них схожая, целостно обобщенная цветовая палитра, построенная на гармоничных сочетаниях. В графических работах Серова неоднократно встречается изображение лошади в разных постановках: запряженной, оседланной, свободной: «Амазонка. Мария Мамонтова на лошади», «Лошадь», «У перевоза». Художник - анималист И. Ефимов в письме М.П. Кристи указывал на интересный рисунок Серова «Тарусские лошади», выполненный по заказу Третьяковской галереи, который предназначался для экспонирования в Ленинграде.

Лошадь. 1884. Графитный карандаш

Амазонка. Мария Мамонтова на лошади. 1884.

Графитный карандаш

У перевоза. 1905. Акварель

Эти рисунки не являются законченными этюдами. Вся прелесть в их незавершенности. Однако в некоторых зарисовках можно увидеть элементы штудии, особенно там, где он изображал лошадь. Приведем высказывание очевидцев, которые высоко ценили мастерство Серова - рисовальщика. Таков рисунок тяжеловоза, в котором мастер точно подметил особенности передвижения животного.

Рисунок французского тяжеловоза. 1897. Уголь

Он подчеркивает красоту его конструкции. Н.Я. Симанович - Ефимова писала о строении этого коня: «Задняя нога французского тяжеловоза, в момент, когда при шаге остается позади, - каждый раз сильно заворачивается копытом внутрь. Другие лошади не делают ничего подобного. Раз это заметишь, смешно смотреть, как на каждом шаге аккуратнейшим образом, каждый французский «норманн» или «Бланшэ» исполняет свою миссию, и начинаешь понимать крепость до неподвижности его связок, компактность мускулатуры». И.Е. Репин отмечал графическое мастерство Серова:

На страсть Серова к рисованию любимых животных указывала Н.И. Симанович - Ефимова: «Я помню, как Серов рисовал, по памяти, скачущую под откосом на финише лошадь, - вспоминала она, - даже без надобности рисовал, просто потому, что зашел разговор о скачках, он сам всем своим существом вселился в изображаемых, он выдыхал воздух с хрипловатым звуком, на ы, в ритм изображаемым порывам лошади, чтобы изобразить только то, в чем дело».

Особой характерностью трактовки отличались анималистические рисунки В.А. Серова с изображением разных животных к басням И.А. Крылова. Этот цикл работ знаменитого художника стоит особняком в ряду жанровых и пейзажно - анималистических произведений мастеров конца XIX - начала XX века. Здесь животные изображались отдельно, не имели такой тесной связи с бытовым сюжетом или с пейзажем, как в работах П. Соколова, Р. Френца, Н. Сверчкова, А. Степанова, Л. Туржанского. Хотя в тексте знаменитого баснописца много бытовых и пейзажных зарисовок, Серов пошел по другому пути. Он сосредоточил все свое внимание на животных, на показе характеров героев, их поведения.

Волк и журавль. 1895-1911. Бумага, графитный карандаш, тушь, перо

Мотивы природы в рисунках лишь характеризуют необходимое место действия. То, что объединяло Серова с художниками - анималистами его поколения, - это запечатление живой натуры такой, какая она есть. В его рисунках натура приобрела большую остроту психологического анализа. При создании басенных образов, Серов заострял те или иные качества животных - героев, находя их в самой жизни. Жизненный натурный принцип работ объяснял метод работы художника, с большой строгостью и требовательностью относящегося к своему труду, о чем свидетельствуют воспоминания многих современников художника. Г.Л. Гиршман вспоминала о натурной работе Серова над баснями:

В. Дервиз продолжал:

Сохранившиеся графические листы, иллюстрирующие басни Крылова, дают ясное представление о знании художником своей натуры и умении уловить характерность движений, поз зверей, пародирующих человеческие поступки, не очеловечивая их облик. Серов в буквальном смысле «чувствовал» животных и в рисунке весьма скупыми средствами умел полно охарактеризовать образ. Такова поза сидящего взрослого льва и уныло удаляющегося волка в басне «Лев и волк»; фигурка неугомонной мартышки, все цепляющей на своем ходу в басне «Мартышка и очки»; вкрадчивая поступь волка в басне «Волк и пастухи»; горделивый шаг вороны, облаченной в павлиньи перья в басне «Ворона в павлиньих перьях»; изящество и пластичность лисицы, вставшей на задние лапы и смотрящей на виноград, прекрасно демонстрируя кошачий характер в басне «Лисица и виноград».

Лев и волк. 1911. Графитный карандаш, тушь, перо

Мартышка и очки. 1911.

Графитный, черный карандаши

Волк и пастухи. 1898.

Бумага, графитный карандаш, тушь, белила, акварель, кисть

Ворона в павлиньих перьях. К басне «Ворона»

Графитный карандаш

Лисица и виноград. Бумага, графитный карандаш

Графитный карандаш в руках опытного рисовальщика представлял интересную область поисков и решений. Художник искал тот или иной тип животного в передаче характерного посредством индивидуального сразу в натуре. «Надо было видеть, с каким вдохновением и мастерством В.А. большими, твердыми штрихами заставлял жить натуру, - записал в своих заметках Л.Л. Толстой. - Долго он смотрел на нее, прежде чем рисовать, потом несколькими удачными линиями рисовал».


Сохранившиеся немногие наброски и зарисовки к «басням» красноречиво говорят об этом. Еще ранее, работая над образом человека в портрете, Серов задавался вопросом: «Нельзя ли людей писать вот так же просто, но со всей имеющейся в нашей власти изобразительной силой? Нельзя ли взять у каждого человека только его суть, его главную, определяющую, индивидуальную черту, отбросив все лишнее, но, передав его так, чтобы именно эта основная черта, прежде всего, говорила зрителю и воздействовала на него». Это стремление передать главное в остро типичных движениях, позах, характеризует и его анималистические рисунки. Таковы наброски из альбома: «Ворона и лисица», «Собака и воробей», «Борзые», «Свинья под дубом», «Волк на псарне», «Филин и осел», «Две собаки», «Вороненок», наброски старого льва, головы и фигуры и лапы вороны, головы бурого медведя и сидящей лисицы. По большей части наброски контурные, сразу же фиксирующие движение и позы животных. В них присутствует скупой штрих, он акцентирует ту или иную особенность в поведении, внешности зверя. И.Е. Репин говорил, что он задумал сделать серию одними контурами, которые «доставляют громадное наслаждение своей характерностью и важностью...». Чтобы добиться остроты и типизации образа бесконечное число раз он калькировал рисунки, упрощая их и делая все более выразительным.

Ворона и лисица. 1895 – 1911. Бумага, графитный карандаш

Если сопоставить эти наброски с законченными графическими листами, то можно прийти к заключению, что Серов в окончательном варианте остался верен натуре. Уважая природу и животных, как образец первозданности, он не желал ее видоизменять. Правда, содержание басен требовало некоторой неестественности поз животных, изображения их с признаками человеческого поведения, например: игра на музыкальных инструментах, демонстрирование своей гордости и т. п. Серов мастерски вышел из этого положения, не стал наделять героев человеческими качествами, напротив, в поведении животных увидел родство с человеком и подчеркнул эти свойства. Окончательный вариант рисунков в виде зарисовок позволил сохранить живость увиденных сцен, даже в тех случаях, где необходимо было составлять композицию из разрозненных натурных вариантов - набросков, таких как «Квартет», «Мор зверей».

Вороненок. 1895 – 1911.

Бумага, графитный карандаш

Мор зверей. 1895 – 1911.

Бумага, итальянский карандаш

Квартет. 1895-1911.

Бумага, графитный и чёрный карандаш

Набросок старого льва. К басне «Лев состарившийся». 1896 - 1898.

Тушь, белила

Лаконичный способ трактовки позволил мастеру сконцентрироваться на самих персонажах, который характеризует его большую заинтересованность животным миром. Любовь Серова к животным подтверждается многими современниками, которые отмечали тот факт, что он с удовольствием их рисовал, где бы ни находился. Быть может, только этой влюбленностью и можно объяснить необыкновенное знание и проникновение его в природу животных. О.В. Серова в своих воспоминаниях писала, что он настолько был привязан к животным, что забывал все, только бы побыть в излюбленном обществе животных. Рисуя их, он испытывал величайшее наслаждение, и знал, и любил их как любит естествоиспытатель. И.Е. Репин также подчеркивал эту любовь, называя ее «особенною страстью», когда «живо, до нераздельной близости с самим собою» чувствовал всю органическую суть зверей. «А когда он намеревался изобразить какое - либо существо животного мира, то это сразу проявлялось в его малейшем жесте». В воспоминаниях А.Я. Симанович - Дервиз о В. Серове есть любопытные строки, характеризующие его чутье в отношении животных: «Однажды в Зоологическом саду он так естественно закричал ослом, что настоящий осёл ответил ему таким же криком и бросился к решетке, ища своего брата, к великому удивлению и удовольствию зрителей их крики совершенно невозможно было отличить - все думали, что это кричит осёл». О людях Серов говорил: «Скучные они, ужас до чего скучные, - звери лучше: и красивее и веселее, и просто лучше». С. Эрнст называл отношение художника к животным «обожанием» и сожалел, что в лице Серова русское искусство потеряло самого замечательного своего анималиста.

В итоге, острота глаза, опыт рисовальщика, заинтересованное отношение к животным и умение в натуре сразу выделять характерное позволили мастеру создать неординарный, далекий от каких - либо повторений и правил книжной иллюстрации цикл рисунков к басням И.А. Крылова.

Анималистические произведения В.А. Серова, явились яркими свидетельствами своей эпохи, они отразили колорит, особенности искусства конца XIX - начала XX века.

 

 

 

 

 

 

 

                     ЧИТАЙТЕ

                   Валентин Серов. Библиография творчества