Отличный сайт о художниках: http://stoicka.ru/.Самые знаменитые художники России

 
 

Питер Брейгель

Художник Саврасов Алексей Кондратьевич

Сильвестр Щедрин

Щедрин интересен для нас тем, что его творчество развертывается в эпоху восхождения нового класса; на его творчество можно проследить как новое искусство (реализм) борется с традицией; в своих самостоятельных и пытливых поисках приближения к природе, передачи ее с новых сторон, Щедрин является новатором, он уже отходит от завещанных традиционных приемов. В его творчестве уже ясно намечены пути для дальнейшего развития русского пейзажа.

 

В природе Щедрина не привлекали сенсации - ветры, штормы, грозы. «Очень пестро и неопрятно», - дошло до нас краткое, слегка ироничное впечатление художника о буре на море. Ясность и гармония духа - эти слова, наверное, полнее всего характеризуют его. Это та внутренняя свобода, счастливое равновесие ума и сердца, которые вообще были свойственны искусству пушкинской поры. Все содержание жизни Щедрина - это его работы, упорство в поиске нового, стремление к идеалу. Художник обладал редким качеством - интуитивным чувством «своего пути». Он был разборчив в знакомствах, не торопился обрести семью и шел от одной нарисованной картины к другой, от мотива к мотиву, повторяя и варьируя свои работы, постепенно подчиняя кисти зыбкие эффекты света и воздуха, добиваясь совершенного воплощения на холсте своих тонких и кропотливых наблюдений над загадочной природой. Но родившемуся в северной столице России за девять лет до окончания XVIII столетия Щедрину стать творческой личностью, можно сказать, было предначертано на роду. Отец Сильвестра занимал должность ректора в Императорской Академии художеств в Петербурге и занимался скульптурой, а Семен Щедрин, который приходился художнику дядей, был знаменитым пейзажистом. Но «богемой» Щедрин никогда не был. Современники еще с ранней юности хвалили в нем благородный характер, отсутствие любых амбиций и напыщенности, завидную усидчивость, а также особый блистательный и рассудительный ум, выражавшийся в тонком остроумии. Щедрин владел прекрасными знаниями благодаря достойному образованию и был прекрасным собеседником, которого всегда радушно принимали в домах князей Голицыных, Гагариных и Меншиковых.

Пейзаж с руинами.1799. Бумага, сепия, тушь, кисть, перо. 48 х 37

Известно, что страстью Щедрина был театр. Его восхищало творчество писательницы и хозяйки литературного салона Зинаиды Волконской. Живописец, как и многие другие фигуры светского общества, любил посещать "волшебный замок музыкальной феи", а в период своей жизни в Италии являлся постоянным гостем при постановке домашних спектаклей у "царицы муз и красоты".

В России допетровского времени пейзажа как свободной и независимой жанровой живописи не было, а появился он в XVIII веке с видом Петербурга и новых загородных императорских дворцов в Царском Селе, Павловске и Гатчине. В направлении творчества видятся парки и сады усадеб. Своей декоративностью, статичностью композиций и верховенством коричневых отягощающих тонов, в пейзажах не чувствуется неповторимого восприятия природы. Тогдашняя мода приживалась трудно, поэтому такие полотна писались для украшений резиденций и интерьера особняков, где преследовалась единственная цель - следовать «стандартам». Но уже на рубеже веков, в эпоху романтизма, начинается настоящий подъем пейзажной живописи. Свобода самовыражения, искренность, естественность и раскованность нашли полное свое выражение в творчестве Пушкина, Кипренского, Байрона, Шопена - и Сильвестра Щедрина. Романтизм наилучшим образом проявляется как и в музыке, так и в поэзии, так и в живописи, - передавая внутренний мир переживаний человека.

Грянула начальная творческая ступень жизненного этапа: девятилетний Сильвестр Щедрин в 1800 году поступает в художественную академию. Под влиянием дяди выбирает живописный класс, которым заведовал Михаил Матвеевич Иванов. Между учителем и учеником возникают дружеские отношения. Приверженец классицизма, Иванов тем не менее питал слабость к малым голландцам и заразил своим увлечением Сильвестра.

Благодаря замечательным учителям и его наставнику М.М. Иванову, одаренный ученик в 1811 году с великолепными успехами оканчивает Академию по ландшафтному классу. За дипломную работу выпускника «Вид Петровского острова в Петербурге» (1811) был удостоен поездкой за казенный счет в Италию и большой золотой медалью.

Вид Петровского острова в Петербурге 1811. Холст, масло

Но попасть в «землю обетованную» всех романтиков он смог спустя только семь лет: в 1812 году вмешалась война с Наполеоном. Правда, и в эти годы Щедрин много и настойчиво работал. Его любимые темы - Петербургский вид Петровского острова. Этот в то время малонаселенный район был любим Щедриным и очень хорошо ему знаком: здесь находился дом его родителей. Крупный пейзаж «Вид с Петровского острова на Тучков мост» (1815) указывает на следы влияния любимого дяди, который отображал работы древности, продолжая их успех. Пейзаж, при всех своих композиционных условных приемах и цветовом решении, проникнут тонким чувством природной красоты и интересом к передаваемой местности. Но творчество Щедрина еще под прессом жесткой академической системы.

Вид с Петровского острова на Тучков мост и на Васильевский остров в С.-Петербурге 1815. Холст, масло. 77,5 х 111,5

С 1813 по 1818 года Щедрин дает уроки рисования в частных домах, пишет несколько пейзажей под явным влиянием работ дяди и Федора Алексеева. Наконец, мечта Щедрина сбывается – в 1818 году он едет в Италию, в Рим. Его путь лежал через Пруссию, Саксонию и Австрию. По дороге вместе с другими пенсионерами рассматривал художественные коллекции Берлина, Дрездена, Вены, затем Венеции, Флоренции, Сиены. Через полтора месяца путешественники прибыли в Рим. «Столицей целой вселенной в моральном смысле просвещения и вкуса» назвал «вечный город» современник Щедрина Орест Кипренский. К тому времени Италия оставалась «землей обетованной» и являлась страной, привлекающая всемирные колонии живописцев. Сюда приезжали не только пенсионеры, но также молодые и маститые русские художники. Италия, как колыбель культуры вобрала в себя свободу для вдохновения творчества, любви и искусства. Она притягивала своим изобилием памятников античности, изумительной редкой природой и возможностью насладиться «питательной» зиждительной атмосферой. Именно в Италии юный художник - эмигрант провел основную часть своей неисчерпаемой творческой жизни. Здесь, вдали от Родины, Щедрин не чувствовал себя отгороженным от европейского художественного потока, равно как и его современники Карл Брюллов, Орест Кипренский и Александр Иванов. Италия для художников это постижение нового уровня европейского искусства. Неоспоримо, что все русские художники в Европе занимались выставочной деятельностью. Большую часть основанных ими показов составляли персоналии, открывавшиеся не только внутри страны, но и за ее пределами.

Скалы Малой гавани на острове Капри. 1826.

Холст, масло. 40 х 56,3

Грот Матроманио на острове Капри. 1827.

Холст, масло. 35,5 х 46,2

Набережная Мерджеллина в Неаполе. 1827.

Холст, масло. 65 х 88

В Италии Сильвестр рисует с натуры, самовыдержанно и много работает над пейзажным жанром. Он одержим своими взглядами на поставленные задачи пейзажной живописи, которыми считал основными, и целенаправленно стремился к их осуществлению еще в России. «Пейзажисту в ясный день грешно оставлять кисть», - говорил Щедрин. В зимнее же время года, натурные этюды Щедрин переносит в мастерскую. Работая в жанре «свободных ландшафтных фантазий» и достигая единого и гармоничного эффекта художник сотворял великолепные произведения живописи. Именно проведения такой новаторской работы было свойственно пейзажному мастеру и современникам его времени. Фигура Щедрина быстро примелькалась жителям Рима. Правда, многие новые знакомые сначала принимали его за англичанина. Отчасти это объяснялось высоким ростом, но главное - невозмутимым характером и ироничным умом.

Щедрин хочет изучить новую для него природу и архитектуру предметно. «Колизей заказал мне написать с него портрет», - сообщает он родным в насмешливом тоне. И в самом деле, этюд Колизея из собрания галереи представляет собой внимательную, «портретную» штудию руин древнеримского памятника. В «Колизее» (1819) художник уже отошел от декоративности, но не пришел еще к тональной обобщенности позднейших произведений.

Колизей 1819. Холст, масло. 62,5 x 43,7

Для данного времени характерен целый ряд пейзажей, взятых с близкой точки зрения; таким образом, предмет занимает почти всю плоскость картины и пространство естественно выявлено предметно.

Как бесспорный сын романтической эпохи художник очень любит заброшенные руины, позволяющие предаться мыслям на тему работы неумолимого времени. Вслед за видами Колизея последовала серия «Водопадов в Тиволи» (1822). Почти всю поверхность вертикального формата холста занимает изображение предметов, пустое пространство сведено до минимума — и лишь освещенная часть заднего плана дает некоторое впечатление глубинности. Следует подчеркнуть массив скал; деревья, хотя и детально трактованные, создают некоторое впечатление декоративности. По цвету «Водопад в Тиволи» является близким к ранним произведениям Щедрина, еще сохраняется темно коричневый тон, который изменится уже в следующем по времени произведении «Старый Рим» (1824). Уже в этих натурных исследованиях видно, как к Щедрину постепенно приходит освобождение от декоративности и условности его прежних работ.

Старый Рим. 1824.

Холст, масло. 65,2 х 86,3

Водопад в Тиволи. 1822.

Холст, масло. 59,2 х 46,8

Новый Рим. Замок св. Ангела. 1825.

Холст, масло. 45,6 х 67,2

В первые десятилетия жизни, Щедрин кропотливо и медленно накапливает внешне незаметное мастерство самостоятельного труда. Но в 1820 - х годах, под синтезом впечатлений Италии, он делает стремительный рывок. В продемонстрируемом пейзаже публике «Старый Рим» (1824), приобретенный П.М. Третьяковым и написанной им серии «Новый Рим. Замок св. Ангела» (1825) видны обретенные пейзажистом новые качества обладания натурой.

Основная мысль этих произведений передается новому поколению отзвуком исторического прошлого. Камни, стены, лодки, природа – все это арена решающих судеб человеческой реальности. Это беседа Древнего Рима и Нового Рима, беседа грандиозного Колизея со столицей католического мира и собором св. Петра. Неотложенная новая творческая ступень освобождает Щедрина от «музейного налета», от отношения к «археологическому городу». Теперь на археологические древности он смотрит по иному. Особенно хорошо пейзажист доносит до зрителя влажность римского воздуха. Ослабляя светосилу красок, контрастов света и тени, четкость контуров от переднего плана к дальнему, придает картине новое реальное единство пространственной глубины, связующей атмосферой все предметы. Этот излюбленный римский мотив, использованный многими художниками: мост через Тибр, старинный замок, вдали собор Святого Петра и группа рыбаков на переднем плане. Проработанность каждого сантиметра полотна поразительна — отчетливость почти фотографическая; у зрителя возникает иллюзия остановленного мгновения. Но при этом он чувствует мягкость солнечных лучей, влажный речной воздух.

Неаполь. На набережной (Ривьера ди Кьяйя). 1819. Холст, масло. 45,7 x 67

«Новый Рим» возвеличил имя Щедрина. Он стал столь популярен, что художник нарисовал восемь вариантов картины, каждый раз развивая найденную композицию. Но тема исчерпала себя. Щедрина потянуло на юг Италии, где он открывает для себя веселый, гостеприимный Неаполь и его окружающее пространство: «В первые дни я начал делать этюды в таких местах, где, по-видимому, ни одна ландшафтная нога не ступала». К тому же, от царской фамилии, отдыхавшей в Риме, Щедрин получает заказ на три неаполитанских вида. С радостью переезжает в Неаполь: его влечет море, возможность каждый день видеть его и писать. Сначала живет в квартире поэта Батюшкова, с которым подружился еще в Риме, затем снимает жилье на набережной Санта Лючия. Свое пребывание в Неаполе художник характеризует как наслаждение от самого незабываемого времени своей жизни. Окна снятой на набережной Неаполитанского залива квартиры отворяли вид на курящийся вулкан Везувий. Можно было только представить, а Щедрин мог и лицезреть, это опасное и таинственное природное чудо, которое погребло с лица земли города античного Рима. Районы Неаполя, близ вулкана, притягивают к себе пейзажиста. Здесь он может ежедневно вдыхать благовония города, слушать его ритм, наслаждаться живописно расположенными постройками, слышать постоянные шумные веселья под аккомпанемент разрушительных волн у берегов нескончаемого моря. А недорогая съемная квартира, снятая на набережной, да еще и с балконом, служила лучшим постом его наблюдений. Ранним утром он садился на осла и волоча ноги по земле с альбомом в руках путешествовал по берегу Неаполитанского залива, делая зарисовки. Картины писал в мастерской. Не случайно в работах художника всегда можно встретить моряков, виноделов, уличных артистов и поэтов, бродяг, - при этом все эти герои ведут себя с непринужденной свободой и искренностью. Самые известные из них: «Неаполь. На набережной Ривьера ди Кьяйя» (1819), «Вид в окрестностях Неаполя» (1829).

Вид в окрестностях Неаполя. 1829. Холст, масло

Спокойная гладь моря, вдали в дымке Везувий и живущая своей жизнью толпа на берегу — рыбаки, грузчики, праздные гуляки. Художник тщательно и любовно пишет каждую группу, очень часто и себя, примостившегося с альбомом на камне. Он умеет найти общий тон, передать атмосферу безмятежности, радости бытия. К нему приходит успех, у него много заказов. Итальянцам нравилось, что русский умеет писать так правдоподобно и красиво чужую страну.

Живя в Италии, Щедрин совершал поездки в такие города как Сорренто, остров Капри, коммуну Виго – ди - Фасса и Амальфи. Совершая пешие прогулки, Щедрина восхищала богатая растительность и мягкий климат чудотворных мест. Его серии картин на темы природного и морского ландшафта входят в число лучших пленэрных работ, где художник решает проблему пленэра, и пишет на открытом воздухе. Моментально видна перемена в манере написания картин. Естественный свет воздействует в естественных условиях на форму и цвет предметов. Теплые и серые тона красок вытесняются более холодными.

Это мастерство ясно бросается взору в пейзажах морского жанра. Передачей изменчивости атмосферы в картине «Берег Сорренто с видом на остров Капри» (1826) Щедрин решился на смелую комбинацию и варьирование явлений, не свойственных для первой половины XIX века.

Берег Сорренто с видом на остров Капри. 1826. Холст, масло. 45 х 60,7

Не оставляет ощущение прохлады, выраженной в серо - серебристых тонах. Далеко, в середине бескрайнего моря, запечатлена небесная пучина, и, как будто по взмаху дирижера, изливается косыми потоками с небес дождь. Природа в картине «Берег Сорренто с видом на остров Капри» и в написанном им в 1827 году пейзаже «Большая гавань в Сорренто» живописная флора счастливыми моментами сочетается с человеком, у которого природная и созерцательная жизнь идет своим чередом.

Большая гавань в Сорренто. 1827. Холст, масло. 42,5 х 59,2

В безмятежной нирване сливается с человеком всей своей полнотой счастья природный образ Италии. Самым лучшим своеобразным «природным интерьером» выполнен пейзаж «Терраса, обвитая виноградом» (1828). Свет и цвет играют основную роль в изображениях знаменитых «террас», наиболее полно воплощающих творческое кредо Щедрина, стремившегося связать воедино естественность натуры и возвышенность художественного идеала. Эта картина по праву считается одной из жемчужин коллекции, купленная П.М. Третьяковым.

Терраса, обвитая виноградом. 1828. Холст, масло. 42,5 х 60,8

В ней, как и в других изображениях подобного рода, Щедрин сочетает «интерьерное» пространство самой террасы на первом плане и бескрайние морские дали в глубине. Пластичная «осязаемость» каменных стен террасы, погруженной в глубокую тень, контрастирует с залитым солнечным светом и кажущимся почти нереальным водным и воздушным простором. Обитатели террасы – итальянские простолюдины, охотно позировавшие художнику за небольшую плату, – наслаждаются покоем и негой, разлитыми в окружающей природе.

Являясь почитателем гармонии и ясности, художник на протяжении своей короткой и удивительно цельной творческой жизни к подобному мотиву уже не вернется.

Вид в окрестностях Сорренто. Вечер. Около 1828. Холст, масло. 27,5 х 40,1

Этот мир с бесконечным простором водной глади и синевой неба соединяются на полотнах с обыденной, но с красивой человеческой жизнью. Недолгая бренная человеческая жизнь сочетается здесь с вечной и гармоничной жизнью природы, всегда сохраняющая естественность и бесконфликтность. Позволяя пользоваться своей отзывчивостью, люди принимают от нее дары, ласку и оберег. Колорит этих картин более праздничный, более звучный, краска становится светоносной, мазок кисти сочным и фактурным, а мастерство художника все более свободным и раскованным.

В предсмертные годы жизни пейзажист обращается к ночным пейзажам: «Лунная ночь в Неаполе» (1828), «Окрестности Неаполя. Вид на Везувий из грота ночью» (1827 - 1828).

Окрестности Неаполя. Вид на Везувий из грота ночью. 1827 – 1828. Бумага на картоне. 11,8 х 18,5

Ночь для искусства романтизма - пора, когда природа обнажает свои тайны, когда скрадываются границы миров, пора мистических откровений в природе, приобщения мира реального к миру высшему. Изображая в картине «Лунная ночь в Неаполе» ночной город, художник сочетает два источника освещения – призрачный свет луны, окруженной клубящимися облаками, и яркий красноватый свет пламени костра, разожженного рыбаками на берегу. В картине усиливается острота колористических сочетаний. Контраст теплых и холодных тонов придает особую выразительность темным силуэтам зданий на набережной и замка на горизонте. Перед зрителем предстает уже не лирический, а скорее драматический образ, красота которого вызывает чувство тревоги и смутной печали.

Лунная ночь в Неаполе. 1828. Холст, масло. 42,5 х 59,6

Меланхолический оттенок этих работ, возможно, связан и с болезненным состоянием Щедрина в то время. Несмотря на серьезное, прогрессирующее заболевание, художник не терял жизнерадостности и чувства юмора. Его последние письма из Италии были полны надежды на выздоровление и возвращение домой. Но он никогда не вернется в родную страну.

Хотевший жить и создавать, в результате художник не смог совладать с болезнью (предполагают, инфекционной желтухи). 8 ноября 1830 года умирает в Сорренто, в гостинице «Тассо», где жил. Эту гостиницу он много раз рисовал в своих картинах, она была расположена над крутыми прибрежными скалами. Сохранился памятник над его могилой на городском кладбище — бронзовый горельеф по рисунку его друзей, русских скульпторов Самуила Гальберга и Петра Ставассера.

Сильвестр Щедрин был первым, кто русский пейзаж вывел на европейскую дорогу. Уехав из России в 27 лет, Италия стала для него второй родиной, которая начиналась в Венето. «Пора уже выехать из Венеции. Вотюрин нанят для нас консулом, итак, сели в карету и полетели в Падую по дороге гладкой и прекрасной своими виллами, и тут мы совершенно очутились в Италии...».

Вид Вико между Кастелламаре и Сорренто. 1828 – 1829.

Холст, масло. 28,5 х 41

Окрестности Неаполя. Вид на Везувий. 1829.

Холст, масло. 92,5 х 134

На веранде (на острове Искии). 1829.

Холст, масло. 26 х 32,5

Прежде пейзаж был провинциальным явлением. «Первым космополитом русского искусства» назовет художника историк искусства А. Эфрос. Никто и никогда прежде так открыто не показывал уникальную природу Италии. Она как будто скрывалась от чужих глаз людей, и только, настоящий пейзажист мог увидеть все прекрасное и чарующее в природе Италии. Жители этой страны окружили Щедрина ореолом святости и причислили к лику святых. Регулярные выставки картин Щедрина говорят о непомеркнутой славе художника.

Щедрин не практиковал преподаванием. Но не смотря на это, не имея прямых учеников, его высоко ценили и знали в России. А. Боголюбов и И. Айвазовский приезжали в Италию и копировали работы Щедрина. Как последователи Щедрина, они пробовали писать в тех местах, где ранее создавал работы сам пейзажист. Мотивы ночных пейзажей найдут свое развитие в полотнах И. Айвазовского, а затем А. Куинджи. Творчество Щедрина - начало линии лирического пейзажа в русском искусстве, с которой связаны имена А. Саврасова, Ф. Васильева, И. Левитана...