Отличный сайт о художниках: http://stoicka.ru/.Самые знаменитые художники России

Федор Тютчев

Федор Иванович Тютчев родился в родовой дворянской семье в селе Овстуг в поместье Брянского уезда, входившего в то время в Орловскую губернию. Большинство детских лет Федор Иванович провел в Москве, где в тринадцатилетнем возрасте вступил в литературный кружок профессора Мерзлякова. В возрасте пятнадцати лет он впервые опубликовал свои первые переводы печатных изданий.

 

Федор Иванович ТютчевФедор Иванович Тютчев. Портрет работы неизвестного художника маслом

При всей своей, казалось бы внешней непривлекательности, Федор Иванович был на редкость обаятельным человеком — светским салонным львом называли его современники, восхищаясь его живым умом, остроумной, язвительной речью. Окружающее его общество было без ума от поэта.

Окончив филологический факультет Москвовского университета в 1821 году, он поступает в Министерство иностранных дел и в 1822 году в сопровождении своего родственника, графа Остермана -Толстого отправляется в Мюнхен, чтобы занять должность в качестве стажера дипломата в русской дипломатической миссии. Судьба будучи молодого двадцатилетнего юноши Федора Тютчева забросила за границу на срок более двадцати лет.

Из 390 стихотворений, дошедших до нас, 128 относятся к периоду его нахождения за границей. В их число включено и стихотворение «Я встретил вас, и все былое...». Оно было написано под конец жизни, в 1870 году, на водах в Карлсбаде, где поэт непредвиденно знакомится со своей «первой любовью» Амалией и, прогуливаясь с этой прекрасной дамой, вспомнил «все былое»... Это стихотворение олицетворяет всю его жизнь.

Молодой Федя Тютчев (он не достиг еще и двадцати лет!) влюбился в Мюнхене, где успешно продвигался по дипломатической карьере, в первую красавицу Баварии, «младую фею», как он ее впоследствии называл, Амалию Лерхенфельд. Теодор и Амалия, пятнадцатилетняя красавица, проводили вместе все время, она показывала ему Мюнхен, вводила в высшее общество и всячески опекала. Через год Федор объяснился в любви и просил руки первой красавицы. Но, как это бывает часто в жизни, родители девушки сделали другой выбор: они предпочли секретаря посольства барона Крюденера. Амалия дала ему свое согласие и вскоре стала носить с большой честью титул баронессы Крюденер. Под этим именем она вызывала восхищение поэтов: Генрих Гейне именовал ее «сестрой Венеры», ее красотой был очарован Александр Пушкин. Кстати, она встречалась с поэтом на балу накануне дуэли.

Баронесса Амалия Крюденер (Амалию Лерхенфельд)Баронесса Амалия Крюденер (Амалию Лерхенфельд). «Вчера я испытал минуту жгучего волнения вследствие моего свидания с графиней Лерхенфельд, моей дорогой Амалией Крюденер, которая пожелала в последний раз повидать меня на этом свете и приезжала проститься со мной. В ее лице прошлое лучших моих лет явилось дать мне прощальный поцелуй».

Федор же Тютчев, справившись с чувствами, писал своим родителям:«... Милая, прелестная женщина, но какая несчастливая! Она никогда не будет так счастлива, как она того заслуживает...». Это высказывание можно отнести и к нему самому. Кто знает, случись бы все иначе и стань он мужем «младой феи», сложилось бы, наверное, все по-другому, и не было, быть может, трагических любовей, «роковых браков», странных потерь… Но тогда не было бы и прекрасной любовной лирики поэта.

Итак, все вроде бы обошлось... Дуэль, о которой говорят потомки, не состоялась, отношения с Крюденерами наладились, они во многом помогали Тютчеву, а барон Крюденер очень скоро стал шафером на свадьбе Тютчева. Это произошло так скоро, что никто даже не ожидал!. В марте 1826 года Федор Иванович женится на вдове Петерсон. Элеонора являлась урожденной графиней Ботмер, представительницей аристократического старинного рода Баварии. Это был необычный и даже странный брак — «скоропалительный» и неравный — жених был на пять лет моложе невесты. Однако миниатюра работы Шелера изображает Нелли «бесконечно очаровательной», по словам Гейне, не редко бывавшего в салоне Тютчевых.

К родителям же в письме Федор писал:«... я хочу, чтобы вы знали, что никогда человек не был столь любим другим человеком, сколь я любим ею». Он, так хотевший, чтоб его любили, посчитал одного этого достаточным для брака.

И вот новая, роковая встреча — с Эрнестиной Дернберг.

По семейному преданию, мужу Эрнестины на балу становится плохо, и он уходит со словами, обращаясь к поэту: «Поручаю вам мою жену». Спустя считанные дни он умирает от брюшного тифа, оставив красавицу Эрнестину вдовой.

Начинается история «роковой страсти». Многие страницы из нее вырваны, старательно зачеркнуты Эрнестиной, но они были. Переписка Эрнестины и Тютчева начинается со 191 (!) письма. А где же первые сто девяносто? Об этой переписке знала и жена поэта. Особенно мучительным для нее был 1836 год, когда связь стала известной всему мюнхенскому обществу.

Жена, несчастная Элеонора, которую еще называли Нелей, пыталась покончить жизнь самоубийством. Федор Иванович Тютчев, стараясь сохранить «лицо», объясняет случившееся в письме к Гагарину как следствие «прилива крови к голове» и тому подобными женскими особенностями. Это письмо было привезено в Россию Крюденерами. Они же доставили и письмо-просьбу вице - канцлеру Нессельдоре Гагарина о переводе Тютчева в Россию. Друзья пытаются ему помочь, и в начале 1837 года Федор Иванович с семьей наконец выезжает в Россию.

Первая жена поэта Элеонора Петерсон Первая жена поэта Элеонора Петерсон. Федор Тютчев стихи.

Так мило - благодатна
Воздушна и светла,
Душе моей стократно
Любовь твоя была.

Вскоре поэт прощается с Эрнестиной, как ему думается, навсегда, и наконец-то бедная Элеонора может вздохнуть спокойно... О прощании с любимой написано в стихотворении «1-ое декабря 1837».

В гербарии Эрнестины, который потом хранился у ее потомков, под цветами сохранились записи памятных дат. Под анютиными глазками стоит дата: «Генуя, 24 ноября 1837 года». Были там еще цветочки. А ягодки будут потом. Проститься навсегда любовникам не удалось...

Рок, безжалостный рок звучит все громче и громче. Тютчев уже в России, а жена и маленькие дочери поэта направляются к нему на новое место службы. Они плывут на пароходе, который у берегов Пруссии терпит катастрофу. О пожаре на пароходе Федор Тютчев узнает из газет, которые однако, о судьбе пассажиров умалчивают. Элеонора, милая Элеонора, оказавшись в кромешном аду, проявила мужество, невиданное у мужчин. Им и восхищался молодой Тургенев, оказавшийся на том же пароходе. «Ценой последних оставшихся у нее сил смогла пронести сквозь пламя и вырвать у смерти», — писал Тютчев о поведении своей жены при спасении детей. Пережив страшную катастрофу, потеряв все — деньги, бумаги, вещи, с «голыми и лишенными всего детьми», больная, измученная Элеонора приезжает к мужу. Нервное потрясение, переутомление — все это сломило ее, и 27 августа 1838 года она умирает, и Тютчев, как гласит предание, за одну ночь, проведенную у постели умирающей, полностью поседел.

«Это был самый ужасный день моей жизни, и не будь тебя — он был бы, вероятно, последним днем», — пишет поэт Эрнестине, ставшей его женой через 5 долгих лет после страшных событий. А уже через 10 лет после смерти своей первой жены он посвящает ей стихи.

Эрнестина ДернбергЭрнестина Дернберг. Стихотворение Тютчева.

Прости... Чрез много, много лет
Ты будешь помнить с содроганьем
Сей край, сей брег с его полуденным сияньем...


Твой милый образ, незабвенный,
Он предо мной везде, всегда,
Недостижимый, неизменный,
Как ночью на небе звезда...

В июле 1839 года происходит венчание Тютчева с Эрнестиной Дернберг. Нести оказалась святой женщиной. Она, как и своих детей, воспитывала и любила дочерей Федора Ивановича от первого брака , она родила еще троих детей. Она наслаждалась любовью поэта и молча страдала, когда оказалась в положении, напоминавшем положение Элеоноры: в течение четырнадцати лет длился роман ее мужа со сверстницей его дочери Еленой Денисьевой. Бог дал ей силы вынести это, перестрадать и быть вознагражденной преданностью и дружбой поэта, а также стихами, вложенными когда-то в ее гербарий и найденными спустя пятнадцать лет после смерти мужа.

Почувствовав «обморок душевный», новый шквал чувств, новый поворот судьбы, которому у него не было сил бороться, написал Федор Иванович Тютчев жене эти стихи. И начинается новая история, новые произведения — знаменитый «денисьевский цикл».

Елена ДенисьеваЕлена Денисьева. Стихотворения Тютчева.

Чему молилась ты с любовью,
Что как святыню берегла,
Судьба людскому суесловью
На поруганье предала.
Толпа вошла, толпа вломилась
В святилище души твоей,
И ты невольно постыдилась
И тайн, и жертв, доступных ей.


О, как убийственно мы любим,
Как в буйной слепоте страстей
Мы то всего вернее губим,
Что сердцу нашему милей.

Леночка Денисьева, оставшись без матери, воспитывалась теткой, работавшей в Смольном институте. там же учились и дочери Федора Ивановича. После скандала, когда стало известно о связи поэта с годившейся ему в дочери Денисьевой, и все обвинения пали на нее, Елене и ее тетке пришлось оставить Смольный. Более того — перед ними закрылись двери всех домов, а отец Елены отказался от нее.

Тютчев же с семьей не порвал — он по-прежнему писал жене ласковые письма, называл ее «милой кисонькой», печалился о вынужденных разлуках, беспокоился о детях. Эрнестине оставалось только прощать и закрывать глаза — она-то лучше других знала, что Тютчев однолюбом не был, от чего и сам мучился и других мучил. В письме супруге он признавался: «Ах, насколько ты лучше меня, насколько выше! Сколько достоинства и серьезности в твоей любви, и каким мелким и жалким я чувствую себя рядом с тобой...»

На протяжении четырнадцати лет совместной жизни, окруженная любовью и заботой Федора Тютчева, Елена Денисьева родила поэту троих детей, младший из которых Елена родила за два месяца до своей смерти. Они записывались как Тютчевы, но считались «незаконными», без гражданских прав, связанных сословной принадлежностью Тютчева. Леля, как называл ее Тютчев, умерла на его руках от чахотки, оставив малолетних детей, двое из которых ушли за ней в один день через год из-за той же чахотки. Сына Федю воспитала старшая дочь поэта Анна, бывшая фрейлиной у императрицы.

Мучился и страдал Тютчев страшно. 8 августа 1864 года — на второй день после похорон — он писал Георгиевскому (мужу сестры Елены), единственному человеку, с кем мог поделиться своим горем: «Все кончено — вчера мы ее хоронили... Во мне все убито: мысль, чувство, память, все…».

Спустя несколько дней после похорон Федор Иванович вернулся к семье за границу. Он был разбит обрушившимся на него горем. И тогда прозвучали слова жены, передаваемые из поколения в поколение: «Его скорбь для меня священна, какова бы ни была ее причина». Когда Тютчев умер, Эрнестина занялась подготовкой к печати сочинений Тютчева, собирая по крохам все его письма, стихи, статьи. Она своей волей, не дрогнув, включила в собрание все стихи, посвященные Денисьевой. И теперь мы читаем эти стихи и знаем про эту любовь.